Благотворительный Фонд Черновецкого

Я заступился за маму

«Я заступился за маму, и папа выбил мне глаз! Но мне не больно, тётя, мне и с одним глазом хорошо!» – объясняет мне при встрече мальчик.
1 712,36 ₾
116
Благотворителей
собрано


Увидев у меня слёзы на глазах, мужественный мамин защитник, 7-летний Гуга улыбается и меняет тон: «Ещё не хватало! Не плачьте! Всё же хорошо! – и радостно продолжает: – Ох, как не вовремя Вы пришли, я с друзьями в прятки играл, почти выиграл… А в «ловитки» играть не очень люблю… Бегаю быстрее всех, но иногда о дерево стукнусь, иногда бах – и стена! Глазик мой не видит совсем… Вот смотрите, я сейчас правый глаз закрою — и сразу темно! И Вас тоже не видно! Вот, понимаете, почему я в прятки люблю играть?»

Гуга не видит уже 3 года. Мальчишка попал под горячую руку отца, когда тот очередной раз бил любимую маму.

«Давайте лучше я Вам покажу, где я прячусь, и никто меня не находит. Только никому не показывайте, договорились?» — сказал Гуга и подвел меня к холодильнику.

Ты тут прячешься? В холодильнике?

Гуга (7 лет): Ой, какая Вы смешная! Да нет! Вот смотрите, закройте глаза. Оп! Где Гуга? Нет Гуги… Вот он я! Вот скажите, никогда бы не нашли меня здесь! И никто не находит.

.   

Ты иди играть, я сейчас с мамой поговорю, а потом продолжим беседу. Хорошо?

    Гуга: Окей, но потом и с моим братом поговорите.

    Гуга убежал в тапочках, два раза споткнулся…  

    Гулнази, мама троих детей: У него обувь промокла, поэтому он в тапочках бегает, на смену нет ничего…

Гулнази, Гуга за две минуты успел мне рассказать такие страшилки… Я думаю, это его фантазии? Что у него с глазом?

    Гулнази: К сожалению, это не его фантазии… Да, так всё и было. Когда я родила второго ребёнка, отношения с мужем стали натянутыми. Он стал каким-то другим. Кричал, ругался… И один раз замахнулся на меня. Гуге тогда было три года. Всего три! И когда муж второй раз попытался меня ударить, он встал между нами и заорал: «Не позволю бить маму!» Весь удар обрушился на него. Он упал, потерял сознание… И после этого у него начались проблемы с глазами. Постепенно он начал терять зрение, и вот год назад совершенно ослеп на левый глаз. После этого происшествия я сразу ушла из семьи! Я не позволю никому обижать моих детей! Никому, понимаете?!


    – Гулнази, расскажите про свою семью. Как Вы, столько человек, ютитесь в такой крохотной комнате?

Гулнази: Нас шестеро. Я, мама моя Мзекала, ей 45 лет. Бабуле Ламзире — 61 год. Она у нас c рождения инвалид второй группы. У неё слабые ноги были, вот три года как на коленях передвигается, встать не может. Но несмотря на свой недуг, даже с детьми мне помогает. Дети её обожают.

    У мамы тоже проблемы со здоровьем, у неё диабет. Хорошо, что ей ещё не нужен инсулин, таблетками регулируется. Вот так и живём.

    Расскажите подробнее о Гуге. Что ему нужно в первую очередь?

    Гулнази: Ему нужны процедуры для укрепления правого глаза. Он теряет зрение, и боюсь, чтобы не ослеп совершенно. Я даже очки не могу ему купить, такое сейчас у нас положение. Наш доход 510 лари, 300 лари мы платим за аренду этой «дыры», а остальное нужно на еду. И то еле хватает. Про то, чтобы купить детям обувь или одежду, и разговора нет.

Да, я видела, как Гуга и Матэ играли во дворе в домашних тапочках, Гуга даже споткнулся несколько раз. Это же опасно!

    Гулнази:Да, я тоже очень этого боюсь, но мальчишки не могут усидеть на месте. Их обувь намокла, поэтому сейчас они в тапочках бегают. Нет у них второй пары обуви… У них и еды нет нормальной, что уж об обуви и одежде говорить. Я ребёнку очки не могу купить, понимаете? Сын мой может ослепнуть… Какая уж тут обувь...

    Во время разговора в комнату забежал Гуга и привёл своего братика Матэ.

    Гуга: Так, у нас мало времени, перерыв в игре. Если есть вопросы, спрашивайте. Мы опять убежим сейчас!

Хорошо-хорошо, давай про Вашу жизнь поговорим, про школу, про друзей!

Гуга: В школе всё хорошо, учимся, ну как все дети. Я самый сильный в классе, да и во дворе! Вот недавно на меня два мальчика напали, а я их одной левой уложил… Ну в шутку, конечно, я же сильно бить не стану! Вдруг кому в глаз попаду? Тут один мальчик есть… Фу, какой дурной! Он плохие слова говорит и девочек обижает. Не скажу, как его зовут, но его имя на «А» начинается! И ему 6 лет! Пусть сам догадается!

Матэ, тебя тоже этот «А» обижает?

    Матэ (6 лет): Не-а, мы с ним дружим. Он не такой уж и фу… Ну пару раз не одолжил велик, ну пару раз не поделился конфетой… Ну и плохие слова он говорит, да… Но он хороший! Я тоже велик хочу! Знаете, как сильно?!

    А что у Вас есть из игрушек? Ты одалживаешь свои игрушки друзьям?

    Матэ: Да нет у нас ничего, даже мячика нет. Но если бы были игрушки, я был бы «одолжительным» мальчиком.

    – А какие игрушки ты хочешь?

    Гуга: Я хочу скейтборд и кубики. Хочу построить большой замок для себя!

С кем бы ты в этом замке жил? У тебя есть знакомая принцесса?

    Гуга: Да, есть! Лика её зовут. Она самая красивая девочка.

    – А какая она? Какого цвета глаза, волосы?

    Гуга: Не помню… Красивого цвета! Какая разница, она лучше всех! И когда-нибудь мы с ней будем жить во дворце! Вот так! Всё, мы убежали! Пока!

    – Гулнази, я понимаю, что Вам даёт силы жить и не унывать! Они просто замечательные! А теперь Вы расскажите про Анну-Марию.

    Гулнази: Анна-Мария — наша прелесть. Расскажу историю, как она родилась. Многие могут осуждать меня, но я благодарна Богу за неё. С отцом малышки мы собирались пожениться, но, когда он узнал о моей беременности, сказал, что не готов быть отцом и пропал. Я даже думала, что пойду на большой грех, но мама и бабушка отговорили. Они сказали: «Бог дал, Бог поможет прокормить!» Вот когда сейчас на неё смотрю, прошу у неё и у Бога прощения, что хотела её убить… Никогда не думайте, мамы, о таком! Слышите? Никогда!


    Матэ: Я услышал, Вы про Анну-Марию говорили? Я про неё скажу! Она большая плакса и любит нас таскать за волосы! Иногда за свои ухватится и потом орет! Это так смешно!

    Гулнази, а чем Вы кормите детей? Что у Вас на обед?

    Гулнази: Вот уже третий день у нас макароны. А у малышки овсяная каша без молока. К сожалению, не всегда могу молоко купить для неё. В магазине долги…

    – Гулнази, Вам кто-нибудь помогает? Соседи, незнакомые люди?

    Гулнази: У нас нет родственников, которые могли бы нам помочь. Папа умер, остались только мы… До того как родилась Анна-Мария, я иногда подрабатывала – или убирала, или посуду в ресторане мыла, а теперь не могу.

А как Вы оказались в этом «сарае»? Это и комнатой назвать сложно!

    Гулнази: Из-за Гуги нам часто приходилось приезжать в Тбилиси, мы ведь сами из Чиатуры. Не было средств на врачей и анализы, и я оставляла детей у мамы и бабушки, а сама в Тбилиси работала днями и ночами, чтобы собрать деньги на лечение сына и на лекарства. Потом поняли, что порознь так долго жить не сможем, и переехали все в Тбилиси. Вот удалось этот, как Вы сказали, «сарай» арендовать. Тут всего одна комната, в которой две кровати, здесь спят мама, бабушка с детьми, а я и малышка спим на кухне, ночью лежанку раскрываю… Так и мучаемся. Но зато все вместе! И врачи всегда под рукой.

   

    – Гулнази, Вы же знаете, что статьи нашего Фонда читает почти вся Грузия. Читают чиновники из властных структур. Чего Вы ожидаете? Как думаете, будет ли резонанс?

    Гулнази: Единственное, чего я боюсь, чтобы детей не отняли у меня социальные работники… Если что, они сразу угрожают, что отнимут детей! Но я надеюсь, что они поинтересуются, как мы живем. Может, предоставят нам комнатку получше, может, смогут оплатить лечение глаза или просто продуктами помогут. Нам сейчас очень трудно, очень.

  – Обратитесь к нашим читателям!

  Гулнази: Дотого как обратиться в Фонд, я много раз читала на Вашей страничке истории семей. Вот они бедствуют, им плохо… А потом, как в доброй сказке, они счастливы, они улыбаются, и дом — полная чаша! Это просто замечательно! Я так радовалась за них, потом решила написать. Я уверена, что и боль моих детей друзья Фонда примут близко к сердцу и помогут нам.

Дети, а Вы хотели бы сказать что-нибудь нашим читателям?

    Гуга: Я бы им сказал, что вот я сейчас упал, но мне не больно, потому что я сильный, и что мне нужна обувь!

    Матэ: А я бы сказал, что, если кто-то к нам придёт, я расскажу стих!


***

Славный мальчуган Гуга живёт с одним глазом. И второй глаз у него теряет зрение… Это нужно остановить! И мы в этом ему поможем! Зрение вернуть не сможем, но сохранить – это в наших силах!

Друзья, семья Абесадзе остро нуждается в лечении Гуги. Ему нужно помочь, чтобы он сохранил зрение хотя бы одного глаза! Ещё семье очень нужны продукты питания, средства гигиены, холодильник, и совсем не для того, чтобы за ним прятаться :-)

Бог их направил к нам.У мальчиков очень светлые желания и невинные мечты. Они хотят малого: чтобы у них была сменная обувь, были игрушки и вкусная еда, ну хотя бы иногда!

Позвоните Гулнази, поддержите её добрым словом. Тел.: 598 28 24 31.

Об ужасных условиях жизни семьи Абесадзе Вы можете узнать, посетив их по адресу: Тбилиси, ул. Церониси, №52.

Обязательно сделайте перепост нашего поста. Пусть об этих замечательных детках узнают и Ваши друзья! Это очень важно!

Бог дарит нам возможность позаботиться о людях, которые не способны это сделать сами. Несчастные люди даны нам свыше, чтобы мы могли доказать Всевышнему свою Веру не на словах, а на деле!

Друзья, есть ещё одна просьба: если Вы знаете о несчастье соседа или знакомого, сделайте Богоугодное дело, напишите нам на электронный адрес: office-fsp@fsp.ge

Счёт нашего Фонда:

#GE15TB7194336080100003

#GE42LB0115113036665000

#GE64BG0000000470458000

(назначение: семья Абесадзе).

Вы также можете перечислить деньги с нашего сайта.

Перечислить деньги можно и с терминалов NovaTechnology, TBCpay, ExpressPay. В разделе «Благотворительность» найдите наш Фонд (с дополнительными правами и обязанностями Фонда можете ознакомиться по ссылке: https://goo.gl/GY2Gus).

Мы с Вами помогли уже многим обездоленным! Давайте же поддержим Гулнази и её семью, и, кто знает, может, когда-то помощь незнакомых людей понадобится и нам самим!

Один звонок спасёт жизнь: 0901 200 270.



Похожие проекты: