Благотворительный Фонд Черновецкого

Главный закон семьи – ни слова о той, которая предала! (О маме)

22 июля 2021 г.
Слово «мама» для четырёх детей – 3-летнего Луки, 5-летнего Габриэля, 13-летнего Важи и 15-летнего Левана – табу!
3 660 ₾
197
Благотворителей
собрано

Слово «мама» для четырёх детей – 3-летнего Луки, 5-летнего Габриэля, 13-летнего Важи и 15-летнего Левана – табу!

«Мы справляемся! У нас всё хорошо», – пряча глаза, говорит 15-летний Леван, встречая нас на пороге полуразрушенного, старого дома. В комнате всё обшарпанное: стены, пол, потолок, стоит старая рухлядь, ржавые кровати, сохранившиеся ещё с прошлого века.

И надо же, сразу бросается в глаза почти военная чистота в развалинах… Именно военная, не материнская!

Пятеро мужчин живут на два лари в день (350 лари пособие на всех), а для отца в горной деревне работы нет. А даже если бы и была, он за детей жизнь отдаст, но не оставит малышей ни на минуту!

Всё, что я увидела, – ужасно! Малыши больше года не ели сладкого, никогда не имели игрушек, а у старших нет ни нормальной одежды для школы, ни телефонов, ни компьютера, ни интернета,  ни самой школы, потому что они живут в горах, в вымершей от горя деревне, в которой почти никто не живёт.

Трагедия в том, что детей бросила мама, когда банк за долги забрал их квартиру.

И всё же интервью с отцом и детьми получилось очень гордое и оптимистическое. Но, если Вы его прочитаете не только глазами, но и сердцем, Вы почувствуете, как каждое слово пропитано болью.

Александр, расскажите, пожалуйста, по порядку.

Александр: Это долгая история. Даже не знаю, с чего начать. Раньше мы жили в городе. Мы были совершенно обычной семьей, я работал, делал всё, что мог, для того, чтобы дети ни в чём не нуждались. Но три года назад вышло так, что я остался совершенно один с четырьмя детьми на руках. Младшему на тот момент было восемь месяцев. Работать я, конечно, не смог, аренду платить было нечем, вот и перебрался сюда. Другого выхода просто не было.

Можно подробнее? Неужели у Вас случилось несчастье?

Александр: Да нет, Бог миловал, все живы и здоровы. Правда, поначалу, когда бывшая супруга исчезла, так и думали, в полицию заявили, но оказалось, что она просто больше не хочет жить вместе с нами. Я не осуждаю! Не каждая женщина выдержит столько горя!

Простите, я не буду вдаваться в подробности. Мы избегаем дома разговоров на эту тему. Мальчикам неприятно, да и мне не хочется ворошить прошлое… Нехорошо это. Каждый человек волен сам выбирать свой путь, и я никого не виню. Да и как я могу в чём-то упрекать женщину, которая подарила мне четверых замечательных сыновей. Они моя гордость! Ради них и живу. Я, конечно, не смогу заменить им мать, но, по крайней мере, должен постараться быть для них самым лучшим отцом.

Как же Вам удается управляться по дому, непривычно, наверное? И мальчикам постоянно нужно внимание…

Леван (15 лет): Мы отлично справляемся, я и Важа уже взрослые, всё умеем делать. И за младшими можем присмотреть – это не сложно, они нас слушаются! (В разговор вступил старший сын.)

Да? Ты строгий старший брат?

Леван: Не-е-ет, совсем нет… Габриель и Лука не разлей вода, постоянно друг за дружку держатся. И они всегда делают то, что я им говорю, они умницы! Когда мы с Важей идём гулять, всегда их берем с собой.

Ты сказал, что всё умеешь. Можно спросить, как у Вас распределяются домашние дела?

Леван: Ну как… Я, к примеру, могу и дров наколоть, и еду приготовить.

И что же ты готовишь?

Леван: Жареную картошку, ещё яйцо могу и сварить, и пожарить. Там, кашу ещё какую-нибудь.

Какой ты молодец! Александр, Вы сказали, что в городе остались без работы, так как детей не с кем было оставить. А тут, в деревне, на какие средства Вы живёте?

Александр: Громко сказано, “средства”. Мы получаем социальное пособие – 350 лари. Вот и весь наш доход. Этого хватает ровно на то, чтобы не умереть с голоду.

Да уж… Если разделить на месяц, получается два лари в день на человека. Чем же Вы умудряетесь кормить детей?

Александр: Фасоль, кукурузные лепешки, картошка, яйца – вот, собственно, и всё. А что ещё на эти деньги купишь? Они у меня большие молодцы, не жалуются, никогда не ноют. Малышей, вот, очень жалко, у них нет игрушек, конфеты им покупаю изредка, а так хочется их порадовать. В сельском хозяйстве редко удается заработать лишнюю копейку.

Наверное, это Ваш родительский дом?

Александр: Нет, к сожалению, дом моих родителей пришлось продать из-за долгов в банке несколько лет назад. Так уж вышло, поэтому своего угла у нас нет. А эта хибарка принадлежит моему двоюродному брату, он великодушно предложил нам пожить тут. Домишко, правда, очень старый, тут все буквально разваливается, удобств нет никаких, но всё же это крыша над головой! И аренду не надо платить. Когда мы с мальчиками сюда переехали, всё вычистили (дом был закрыт долгое время), починили всё, на что не требовалось денег. В конце концов, человек ко всему привыкает: и к неудобствам, и к голоду, и к быту, и к одиночеству…

И Вам совсем никто не помогает?

Александр: Мои родители давно умерли, Царство им Небесное. Будь они живы, с радостью нянчились бы с внуками, а я бы работал по-прежнему. Но увы… У меня есть сестра, по возможности она иногда забирает к себе младшего Луку. Но у неё у самой двое детей, она работает, вертится как белка в колесе. Я очень благодарен за эту помощь, ведь Лука совершенно лишён женской ласки, он не помнит маму. Не знает, кто это…

Леван: Пап, ну не надо… Давайте я расскажу, как мы с братьями каждое воскресение в церковь ходим, как в футбол играем, обед все вместе готовим…

Леван, тебе нравится тут жить?

Леван: Я люблю деревню. Плохо только то, что наших сверстников тут совсем нет. Всего 30 семей живут. Только два мальчика по соседству, они немного младше нас с Важей. Ну, ещё плохо, что кран во дворе, это неудобно, и кровати старые-престарые. 

Важа (13 лет): Но мы не жалуемся, Вы не подумайте! Леван правильно сказал, нам тут очень нравится! Несмотря ни на что…

Леван: Мы с Важей взрослые и со всем справляемся. И всё понимаем… Габриэль и Лука подрастут и тоже поймут.

А маленький Габриель не хочет поговорить со мной? Можно с тобой познакомиться, малыш?

(Пятилетний Габриель только потупился и сильнее прижался к отцу.)

Важа: Он очень стеснительный.

Ну тогда ты скажи за него. Чего бы ему хотелось больше всего на свете?

Важа: Конфет, конечно, и игрушек! У нас в деревне не продаются игрушки. И дома у нас их очень мало. Но конфеты есть в продуктовом ларьке! Он их просит всё время!

Скажи, Важа, а Вы с братом ходите в школу?

Важа: Когда она открыта, конечно да. Но в этом году мы почти совсем не учились. Уроки проводили дистанционно, а у нас ни компа, ни телефона, ни интернета.

Как же так, Александр? А Вы не пытались обращаться за помощью к властям, например?

Александр: Знаете, ответ я получил вполне чёткий: “У Вас же есть пособие?” – вот и всё. Смысла нет. Считается, что раз получаешь пособие, никто тебе ничего не должен, и никто не интересуется, на что и каким образом его хватает.

Александр, Вы и Ваши сыновья (и старшие, и младшие) такие молодцы! Нам очень хотелось бы облегчить Вам жизнь. Скажите, пожалуйста, что Вам сейчас нужнее всего?

Александр: Сам бы я никогда в жизни Вас не побеспокоил. Вам написала моя сердобольная родственница. Если бы не младшие, я и не стал бы говорить о том, что нам трудно. Малышей жалко, потому что нечем порадовать их, да и старших тоже. Даже не знаю, как они перейдут в следующий класс. Простить себе не могу того, что не могу их обеспечить хотя бы необходимым, у меня связаны руки.

Мы уверены, что многие из наших читателей захотят Вас поддержать. Говорите, пожалуйста, не стесняйтесь, в чём Ваши дети нуждаются больше всего в данный момент?

Александр: Конечно в компьютере. Им нужно учиться! Ну и конечно, в продуктах. Пособия катастрофически не хватает. Это то, что крайне необходимо. Конечно, хочется создать им элементарные условия, у нас нет ни нормальных кроватей, ни стиральной машины, ещё и телевизор испортился, ребята полностью оторваны от мира.

Леван: Можно я тоже скажу? Нам очень нужна хлебопечка! Покупать хлеб дорого, а с тестом нам управляться трудно…

Важа: И ещё немного конфет для Габриэля и Луки! Вы не представляете, как они обрадуются!

***

Друзья, как видите, Александр Пруидзе и его четверо сыновей живут в крайней нужде. Им необходимы продукты питания, бытовая техника, мебель! Давайте поддержим их, проявим милосердие, дадим детям шанс нормально развиваться и иметь счастливое детство. Вы лично можете посетить эту семью и оказать помощь. Дети, поверьте нам, будут счастливы!

Мальчики лишены возможности учиться, у них нет нормального питания и любых, даже самых элементарных удобств. А малыши – Габриэль (5 лет) и Лука (3 года) – просто мечтают о конфетах и игрушках.

Вы можете сами посетить и оказать посильную помощь семье Пруидзе.Их адрес: Цхалтубский муниципалитет, село Сачхеури.

И обязательно сделайте перепост нашего поста. Пусть о горе этой семьи узнают и Ваши друзья! Это очень важно!

Бог дарит нам возможность позаботиться о людях, которые не способны это сделать сами. Не проходите мимо чужой беды! Несчастные люди даны нам свыше, чтобы мы могли доказать свою веру Всевышнему не на словах, а на деле!

Друзья, есть ещё одна просьба: если Вы знаете о несчастье соседа или знакомого, сделайте Богоугодное дело, напишите нам на электронный адрес: office-fsp@fsp.ge.

Счёт нашего Фонда:

#GE15TB7194336080100003

#GE42LB0115113036665000

#GE64BG0000000470458000

(назначение: семья Пруидзе).

Вы также можете перечислить деньги с нашего сайта.

Перечислить деньги можно и с терминалов TBCpay, ExpressPay. В разделе «Благотворительность» найдите наш Фонд (с дополнительными правами и обязанностями Фонда можете ознакомиться по ссылке https://goo.gl/GY2Gus).

Мы с Вами помогли уже многим обездоленным! Давайте же поддержим и семью Пруидзе, ведь от несчастливой судьбы не застрахован никто! И кто знает, может, когда-то помощь незнакомых людей понадобится и нам самим!

Один звонок спасёт жизнь: 0901 200 270.

Похожие проекты: