Благотворительный Фонд Черновецкого

Слава Аллаху, мои дети ещё живы

29 августа 2021 г.
Дом-убийца ежеминутно отравляет здоровье малышей отравой-плесенью! «Тётя, Вы не будете подметать пол? Там крошки для мышек. Они ещё более голодные, чем мы. Жалко, не надо!» Меня с порога огорошил трогательной заботой о своих «игрушках» красивый малыш Ачи! И правда, больше ему и сестричке играться нечем.
699 ₾
52
Благотворителей
собрано

Дом-убийца ежеминутно отравляет здоровье малышей отравой-плесенью! «Тётя, Вы не будете подметать пол? Там крошки для мышек. Они ещё более голодные, чем мы. Жалко, не надо!»  Меня с порога огорошил трогательной заботой о своих «игрушках» красивый малыш Ачи! И правда, больше ему и сестричке играться нечем.

«А чего их бояться? Они же малипусенькие! – продолжает убеждать меня Ачи. – Такие милые! Они часто к нам играть приходят, а когда мы кушаем хлебушек, то крошки у нас воруют. Смешно, правда?»

Но мне совсем не смешно, так грустно, что наворачиваются слёзы, особенно когда Ачи показывает, где и как у него сильно болит, когда он кашляет. «Вот здесь, здесь болит. Хочешь потрогать?!» Трёхлетний Арчил кладёт маленькую ручку на свою грудную клетку. И неожиданно хрипло и громко кашляет, да так, что я хорошо слышу, как из его маленьких лёгких вырывается жуткий хрип.

И вот уже на моих глазах разворачивается привычная для этой семьи и ужасная для любого нормального человека картина: ребёнок, согнувшись вдвое, задыхается от кашля. И мама стремительно выводит его во двор, где  свежий воздух возвращает его к жизни. Ужас!

Сырость, гниль, мыши и тараканы – это описание не какого-нибудь тюремного подвала. Но настоящий убийца не в них. Он невидимый… Он  затаился во всех углах, смотрит с потолка и даже на полу устроил себе «гнёздышко». Оно черное, мерзкое и ужасно пахнет. И некуда скрыться, некуда бежать, ведь это плесень! Мы видали немало стен, покрытых плесенью, но эта! Она буквально живая, и от неё невозможно избавиться. Она засела даже в лёгких у детей и не даёт им нормально дышать. Кашель и удушье стали для них как родные. 

«М-да, –  говорят врачи и качают головой, – Вам срочно нужно поменять квартиру, да она же Вас живьём съедает!» И рецепт на это дают! А в аптеке квартиры не продаются. Единственный доход семьи – социальное пособие, которого только на мышей и хватает. Нет, дорогие друзья, это не оговорка, на такую сумму можно вдоволь накормить только маленьких мышат, и то не много, а всего несколько штук!

Неужели, друзья,  мы с Вами не поможем пленникам мышей, тараканов и плесени, убийственной для лёгких детей, вырваться из их смертельного плена?

 

Дети ежедневно дышат спорами плесени, отчего они часто болеют

Тамила: Этот дом фактически непригоден для жилья. Тут две комнаты, в которых всё время холодно, даже летом. А про зиму я уже не говорю. Очень мёрзнем! В доме нет отопления. Всю зиму пытались согреться при помощи маленькой газовой плиты. А сейчас и она сломалась – одна из конфорок не работает, если включаю, чтобы нагреть воду, пропускает газ. Но ведь это опасно! Что с нами может случиться, я боюсь об этом думать! А ещё сырость, плесень, запах гнили... Болеем часто, можно сказать, всё время. Кашель и насморк не проходят. Дети мои уже два раза перенесли воспаление лёгких.

 

Эта чёрная плесень поселилась не только на стенах, но и забралась уже в лёгкие детей

Тамила, как Вы оказались в таких ужасных условиях?

Тамила: Мы раньше снимали другую квартиру. Там ситуация была не лучше: сырость, холод... Дети часто болели, и врачи сказали, чтобы мы сменили обстановку. Потом мы переехали в этот дом. Сначала вроде всё нормально было. А потом сырость сильно подкосила и это помещение. Сейчас здесь невозможно находиться: в доме пахнет гнилью и плесенью, а дети дышат их спорами, по стенам стекает вода, бегают мыши и тараканы... Настоящий ад! Но нам больше некуда идти. Раньше за этот дом 200 лари платили. А сейчас хозяйка требует за эту сырую каморку 300 лари. Но как платить, когда муж не работает?

Стены и потолок почернели от плесени и сырости

А на что Вы сейчас живёте? Есть доход?

Тамила: Получаем социальную помощь в размере 280 лари. А ещё социальную столовую посещаем.

Получается, что пособия не хватает даже на оплату этого помещения. Но как Вы живёте?

Тамила: Выживаем! По-другому наше существование и не назовешь. Денег ни на что не хватает: ни на еду, ни на проживание. Во всех продуктовых магазинах у нас долги. Зайдите в любой, Вам везде скажут, сколько мы задолжали. Но ведь надо же как-то выжить, что-то есть! А как долги оплатить, не знаем. Раньше хоть муж работал.

Сулхан: Можно я скажу? В сезон я ездил в Турцию на сбор чая, а потом приезжал домой и здесь подрабатывал на стройке. Я не жаловался, мог свою семью обеспечить. А как пандемия началась... (Вздыхает.) В то время на стройке работал, но, когда всех закрыли на карантин, мне даже половину моего заработка не выдали. Так и остался ни с чем. Работу потерял, а семью кормить ведь надо. Я рад бы взяться за любую работу, лишь бы она была. 

Из-за сырости со стен и потолка падает штукатурка, можно сказать, дом живёт своей жизнью

К государству за помощью не обращались?

Сулхан: Конечно! В местную администрацию обращались неоднократно: то я писал заявления, то моя жена. Но помощи так и не дождались. Кратко отвечают, что не могут ничем помочь.

У Вас нет возможности хоть на какое-то время переехать, например, к родственникам? Ведь детям и правда опасно дышать спорами плесени.

Сулхан: Мои родители сами живут на съёмной квартире, тяжело им. А родные жены – в тесноте, там десять человек в одном доме. Не можем их беспокоить.  Знаете, наши родители стараются нам помочь: то продукты пришлют, то одеждой для детей помогут. Но не всегда у них есть возможность. 

Сулхан и Тамила, чувствуется, что Вы очень друг друга поддерживаете. На Вас приятно смотреть! Можете рассказать, как Вы познакомились?

Тамила (улыбается): Давайте я расскажу. Я жила с родителями в деревне, с нами по соседству находился дом дяди моего мужа. И Сулхан какое-то время гостил у своего родственника. Там мы и познакомились. Понравились друг другу, начали встречаться. Чувства переросли в любовь, и мы поженились. Я не ошиблась в своём выборе. У меня очень заботливый и внимательный муж!

Какая помощь Вам требуется в первую очередь?

Тамила: Нам бы сменить квартиру, найти дом получше, чтобы дети не дышали этой сыростью, а то они постоянно болеют. Но мы понимаем, что нам сейчас идти некуда, потому что нет денег, чтобы искать другую квартиру. Вот, если бы у Сулхана была работа, думаю, нам было бы проще справиться с проблемами.

А по дому, может, Вам что-то нужно?

Тамила: У нас сломалась стиральная машинка, сейчас одежду приходится стирать вручную. Тяжело очень, тем более что в семье маленькие дети, а стирки много. Кровать ещё нужна. Мы с мужем спим на раскладном диване, но он уже старый, да и маленький, еле умещаемся. Ещё нам бы газовую плиту. Как я говорила, наша испортилась, плохо работает, газ пропускает. А это очень опасно. Ой, даже боюсь думать об этом.

Пока я веду беседу с Тамилой и Сулханом, к нам подошли их дети – трёхлетний Арчил и пятилетняя Анна-Мария. Девочка очень стеснительная, а маленький Ачи – бойкий мальчик. Он прижался к маме и, глядя на меня, спросил: «Мам, а можно попросить у тёти синюю шоколадку?» 

Про какую шоколадку он говорит?

Тамила: Ему в детском садике подарили шоколадку «Альпен Голд», она была в синей упаковке. В тот день и Ачи, и Анна-Мария так радовались! Целый день по чуть-чуть ели шоколад. И вот с тех пор они меня всё время просят купить этот «синий шоколад». Но денег у нас нет, к сожалению. А сейчас он услышал наш с Вами разговор, когда Вы у меня спросили, что нам нужно, и он вспомнил о том шоколаде... 

Ачи, дорогой, тебе очень понравился тот шоколад?

Ачи: Да, он был такой-такой вкусный! Я до этого не пробовал шоколад. 

«Во-о-о-от такую огромную «синюю шоколадку» хочу! Принесешь мне?»

А что ты ещё любишь?

Ачи: Я всё люблю. Хинкали люблю, колбасу, но дома нет этого. 

«Ну скажи этой лепешке, пусть быстро испечётся! Нету мочи терпеть!»

Тамила: Понимаете, из-за отсутствия денег мы не можем позволить себе купить какую-нибудь особенную еду. У нас всегда супы, гречка. Если кто-то угостит хачапури или мы побываем в гостях, только тогда дети могут поесть что-то вкусное.

Анна-Мария: Мама тоже печёт хачапури. Но они без сыра. Мама говорит, что там есть сыр внутри. Но его там нет. Я это знаю.

Тамила: Мы иногда с детьми играем, представляем, что бы мы вкусное поели. А потом я пеку лепёшки с содой. Они немного напоминают хачапури, но сыра и правда нет внутри. Когда говорю детям, что это хачапури, они мне отвечают: "Мам, но там нет сыра". А я им говорю, что просто сыр хорошо скрывается. Так пытаюсь их развлекать.

Арчил: Тётя, а у нас дома живут мыши. Такие маленькие. Когда мы с сестрой играем, они тоже играют. 

«Тсс, вот отсюда выбегают мышки, они тоже голодные, и иногда, когда мама не видит, мы кормим их крошками»

Ты их не боишься? Тебя не кусали?

Арчил: Нет, не боюсь. Они маленькие, и у них такие ма-а-ленькие зубы.

Анна-Мария: Когда я ем хлеб, мыши потом выходят и крошки едят. Они же тоже хотят кушать. 

«Спасите моих детей, добрые люди! Мне самой ничего не нужно!»

***

Есть ли шанс у семьи Кочалидзе вырваться из этого ада? Предложить работу главе семьи? Это будет лучшее, что Бог дал нам возможность сделать ещё в этом мире! Друзья, ответить на этот вопрос сможете лишь Вы, оказав помощь этим прекрасным людям! Мы не можем остаться равнодушными и не постараться помочь им!

Посмотрите на этих двух ангелочков. Они живут среди плесени, сырости, мышей и тараканов. У них нет нормальной еды. Разве наши маленькие соотечественники не заслужили правильного детства, чтобы жить в тёплом доме и есть вкусную еду?

Семья Кочалидзе нуждается в продуктах питания, стиральной машинке, кровати и газовой плите. Но самое главное – Ваше внимание и доброе сердце!

Вы также можете лично познакомиться с семьей, оказать им посильную помощь. Их адрес: Батуми, Барцхана, ул. Гоголя, дом 1В, кв. 20.
Обязательно сделайте перепост этой истории. Пусть о горе семьи Кочалидзе узнают и Ваши друзья! Это очень важно!

Друзья, есть ещё одна просьба: если Вы знаете о несчастье соседа или знакомого, сделайте Богоугодное дело, напишите нам на электронный адрес: office-fsp@fsp.ge.

Счёт нашего Фонда:

#GE15TB7194336080100003

#GE42LB0115113036665000

#GE64BG0000000470458000

(назначение: семья Кочалидзе).

Вы также можете перечислить деньги с нашего сайта.

Перечислить деньги можно и с терминалов: TBCpay, ExpressPay. В разделе «Благотворительность» найдите наш Фонд (с дополнительными правами и обязанностями Фонда можете ознакомиться по ссылке https://goo.gl/GY2Gus).

У нас хорошая новость: теперь истории наших бенефициаров Вы можете прочитать в Instagram: https://www.instagram.com/chernovetskyi.fund/ и

Telegram: https://t.me/ChernovetskyiFund.

Мы с Вами помогли уже многим обездоленным! Давайте же поддержим и эту семью! И кто знает, может, когда-то помощь незнакомых людей понадобится и нам самим!

Один звонок спасёт жизнь: 0901 200 270.

Похожие проекты: