Благотворительный Фонд Черновецкого

Мамочка моя, я с тобой, не плачь!

«Спи, моя радость, усни, я с тобой, я рядом! Не бойся! Дыши спокойно, я помогу… Мог бы, дышал бы вместо тебя, мог бы, страдал бы вместо тебя, а не вместе с тобой! Мамуля, ты мой смысл жизни. Не покидай меня!» Как молитву повторяет эти слова 33-летний Бачо и смотрит в глаза своей тяжело больной маме во время её приступов удушья.
984,3 ₾
72
Благотворителей
собрано

Он не может сомкнуть глаз, его сон может стать причиной смерти самого близкого человека. Ведь у мамы приступы удушья, и она может задохнуться в любой момент. А если Бачо будет спать? Не сможет вовремя подхватить маму на руки и не успеет вызвать скорую или открыть окно и дать ей глоток свежего воздуха? Как он будет с этим жить? Что он скажет Богу? Что не смог позаботиться о маме? Он же не сможет этого себе простить!

Потому даже при нашем интервью он сидел рядом с мамой, держал её руку и слушал её дыхание.

– Бачо, расскажите, какая беда Вас вынудила обратиться за помощью?

Бачо: Наше положение просто плачевно… Мама сильно болеет, почти не встаёт с кровати, не может, а я не отхожу от неё. Одну её никак нельзя оставлять, в любой момент может начаться приступ, и, если рядом никого не окажется, случится непоправимое. Отец умер 8 лет назад… С тех пор мы с мамой совсем одни, только мы и есть друг у друга. Мне не о ком больше заботиться.

Ваша мама давно в таком состоянии? Что с ней произошло?

Бачо: Мы беженцы. Ей столько пришлось пережить… Когда мы приехали сюда, в Мартвили, то поначалу вообще жили в сарае, отец и мать пытались заработать на жизнь тяжёлым трудом, тяпку, лопату не выпускали из рук. Видимо, тогда мама и простудилась, не обратила внимание… Врачи так и сказали: последствия запущенной пневмонии. Наверно, не только это, ведь столько всего ей пришлось пережить: оставить семейное гнездо, дом, всё, что удалось нажить непосильным трудом. Смерть дочери-крохи, потом тут сплошные мучения, борьба за выживание, болезнь и гибель отца. Она не просто больна, она морально раздавлена… Иногда просто лежит и тихо плачет. А что делать, как ей помочь? Как облегчить её боль? Физическую, душевную… Особенно тяжело бывает по ночам, её мучает удушье, иногда до рассвета не сплю, подвожу её к окну подышать. Скорая помощь приезжает к нам по 2–3 раза в неделю.

Можно подробнее о болезни? Какой всё же диагноз поставлен?

Бачо: Мама часто жаловалась на нехватку воздуха, постоянную слабость. Потом начались частые приступы удушья. Её положили в больницу, но местные врачи не справились, отправили нас в Кутаиси, а там выяснилось, что требуется срочная операция на легких. Долгое время она дышала только с помощью аппарата. Прооперировали, извлекли из легких кристаллизованный гной. Три месяца я фактически жил в Кутаисской больнице. Не могу сказать, что намного положение улучшилось. Единственное – приступы удушья стали немного реже, 2–3 раза в неделю, а раньше случались и по нескольку раз в день.

– Неужели совсем ничем невозможно помочь ей?

Бачо: Врачи скорой помощи посоветовали купить ингалятор, маленький, переносной. Это единственное, что может облегчить её состояние. Стоят они дорого, нам не по карману. Кроме этого, маме постоянно нужны таблетки от давления, успокоительное… Бедная моя мама, вся её жизнь – сплошные страдания…

– Бачо, вижу, что Вам с мамой пришлось пережить много горестей, поделитесь с нами, пожалуйста, Вашей болью, воспоминаниями.

Бачо: Мы с мамой и отцом приехали сюда с первым потоком беженцев из Абхазии. Незадолго до этого взяли в плен моего отца, увели ночью прямо из дома. Месяц мы не знали, жив он или погиб… Он был здоровым, очень сильным мужчиной. Когда вернулся, от него осталась половина. Одному Богу известно, что он там пережил… Били жестоко, не кормили, чудом спасся благодаря обмену пленных. Вскоре всю нашу деревню выгнали из домов, посадили в автобус, разрешили взять с собой только одну сумку со сменной одеждой. По дороге простудилась и умерла моя сестра, всего 7 месяцев было от роду. Прямо у мамы на руках, просто перестала дышать. До сих пор она это вспоминает, горько рыдает и причитает. Столько лет прошло, а смириться не может… Очутившись в Адлере, обезумевшие от ужаса люди силой заняли корабль «Комета», и на нём мы приплыли в Аджарию.

А тут Вы как оказались?

Бачо: Сюда, в Мартвили, даже не знаю, как добрались. Отец был родом из этой деревни. Жили ужасно, в каком-то сарае, на кусок хлеба мои родители зарабатывали непосильным трудом. Вскоре у папы начались серьёзные проблемы со здоровьем, адские боли в животе. Тогда мы только заселились сюда, это здание было аварийным, государство отремонтировало и предоставило беженцам, нам выделили одну комнату. Пришлось делать операцию… Он умер прямо на столе у хирургов, которые потом с ужасом вспоминали, в каком состоянии были все его внутренние органы… Многочисленные застарелые ушибы и травмы, весь кишечник сгнил, простите за такие подробности…

– А Вы сами помните что-нибудь, родительский дом, как бежали оттуда?

Бачо: Мне тогда было всего 4 года, мало что помню, но это чувство страха, боли, смятения намертво засело в мозгу. Отчий дом помню, фрагментами. Наш сад, балкон, на котором любил играть… Как мама звала смотреть «Лимпопо», тогда была такая детская передача. Многое бы отдал, чтобы вернуться туда… Это мечта. Может, и дома нашего нет давно, но от этих воспоминаний тепло на душе… (Бачо отводит затуманенный взгляд и горько вздыхает.)

– Мы Вам очень сочувствуем, Бачо. У Вас совсем никого не осталось из родственников?

Бачо: Есть дядя, двоюродные братья и сестра… Но они сами в таком положении, что вряд ли могут помочь кому-нибудь. Дядя перенёс две операции на сердце, у его сына случилось кровоизлияние в мозг, понадобилось немало средств на лечение, пришлось взять кредиты…

– Вы не пытались обращаться за помощью к местным властям?

Бачо: Сколько раз! Сколько заявлений я написал… Единовременная помощь – 100 лари два раза в год, это всё, чего удалось добиться. И то каждый раз нужно писать и напоминать о себе.

– Простите за личный вопрос, если не хотите, не отвечайте. Как так получилось, что у Вас нет своей семьи? Вы не встретили того самого человека?

Бачо: Нет, почему же, я отвечу Вам. Была у меня в юности любовь. Большая, настоящая, во всяком случае, мне так казалось… Три года встречались, но моя любимая девушка выбрала другого. Скажем так, выбрала материальное благополучие. Я что мог ей дать? Беженец, ни кола, ни двора. Хотел учиться в институте, но не сложилось, приходилось работать в сельском хозяйстве, зарабатывать на жизнь. Тогда как раз здоровье отца резко ухудшилось. Похоронили его, потом заболела мама. И все эти личные переживания ушли на второй план. И кроме того, мы с мамой живём в этой крошечной комнатушке вдвоём. Работать я не могу, не с кем оставить её, сами еле сводим концы с концами, какая уж тут женитьба? А она от этого ещё больше переживает, хочет, чтобы я нашёл своё счастье, мечтает о внуках…

– На какие же средства Вы существуете?

Бачо: Мы получаем пособие – 100 лари и пенсию мамы – 250 лари. Вот и всё. Почти половина уходит на лекарства, а вторую половину я сразу отдаю в продуктовый магазин, в котором у нас вечный долг. Всегда отдаю в конце месяца, а потом снова набираю. Спасибо, что соглашаются ждать, входят в наше положение.

– Вы совсем не работаете?

Бачо: Иногда мне удаётся найти подработку в деревне, принести в дом копейку. Но редко. Маме может стать плохо в любой момент. Часто я возвращаюсь, а у дверей стоит скорая. Или вообще, звонят соседи, и приходится бросать всё и бежать домой… Надо признаться, я боюсь. Я боюсь её потерять. Мама у меня единственный родной человек. Больше всего я боюсь того, что в моё отсутствие с ней может что-то случиться… А я не успею…

– И Вам совсем никто не помогает?

Бачо: В этом здании живут только беженцы. Такие же бедные люди, как мы, которые были вынуждены покинуть родные места и потеряли всё, остались без крыши над головой. Конечно, несчастье сплотило нас, и мы все, как можем, стараемся друг друга поддерживать. Соседка соглашается присмотреть за мамой, если мне случается выходить. Недавно вот сосед купил новый обогреватель, а нам отдал свой. Теперь благодаря ему у нас более или менее тепло, и есть горячая вода, а это уже большое облегчение!

– Бачо, Вы верите в Бога?

Бачо: Да, мы верующая семья. Раньше мне удавалось чаще ходить в храм по воскресеньям. Сейчас тоже стараюсь, если получается оставить маму ненадолго с соседкой. Дома молимся и свечи ставим. Мама постоянно шепчет молитвы…

– Чем мы можем помочь Вам? Что Вам нужно в первую очередь?

Бачо: В первую очередь нужен ингалятор для мамы, это значительно облегчило бы её состояние. Не пришлось бы каждый раз вызывать скорую помощь, которая может в один прекрасный день не успеть…

Мне очень неудобно обращаться за помощью, но наше положение действительно безвыходное. Я увидел Ваши публикации в соцсетях, и у меня появилась надежда, что и маме смогут помочь, сам я делаю всё, что в моих силах.

Я ухаживаю за мамой и по хозяйству всё на мне: убираю, готовлю, стираю вручную… Холодильник очень нужен, наши блюда бесхитростные, но приготовить на пару дней ничего невозможно, всё прокисает. Стирки много накапливается и это проблематично. Стиральная машина была бы большим подспорьем. Но о чём это я… С нашим доходом мы об этом не можем даже мечтать. Продукты, медикаменты очень нужны. Мы будем благодарны за любую помощь. А мама бы очень порадовалась, это продлило бы ей жизнь…

– Хотелось бы задать ещё один вопрос, который, возможно, покажется Вам неуместным, но всё же: какая Ваша самая большая мечта?

Бачо: Сегодня я мечтаю только о том, чтобы мама была рядом подольше. Я не маленький мальчик, но согласитесь, что мама в любом возрасте – самый родной, любимый и дорогой человек. Это моя единственная мечта, чтобы мама жила долго и чтобы её страдания хоть немного облегчились.

***

  Друзья, на долю наших соотечественников Бачо Джоджуа и его мамы Луизы выпало очень много боли и горестей. Бедная женщина не помнит ничего, кроме страданий и потерь, а теперь ужасная болезнь мучает и не дает ей покоя. Бачо всего себя посвятил заботе о ней и, потеряв отца, пытается спасти единственного родного человека.

  Луизе Джоджуа очень нужен ингалятор, это единственное, что может облегчить её состояние. Бачо взял на себя не только уход за больной матерью, но и всю работу по дому. Холодильник и стиральная машина были бы для него значительным подспорьем. Также они остро нуждаются в продуктах и медикаментах.

  Вы можете сами посетить и оказать посильную помощь семье Джоджуа.Их адрес: г. Мартвили, поселение беженцев, ул. Мшвидобис, дом 114, кв. 5.

  Или же позвонить Бачо и подбодрить добрым словом! Номер телефона: 577 92 40 45.

  И обязательно сделайте перепост нашего поста. Пусть о горе этой семьи узнают и Ваши друзья! Это очень важно!

  Бог дарит нам возможность позаботиться о людях, которые не способны это сделать сами. Не проходите мимо чужой беды! Несчастные люди даны нам свыше, чтобы мы могли доказать свою веру Всевышнему не на словах, а на деле!

  Друзья, есть ещё одна просьба: если Вы знаете о несчастье соседа или знакомого, сделайте Богоугодное дело, напишите нам на электронный адрес: office-fsp@fsp.ge.

Счёт нашего Фонда:

#GE15TB7194336080100003

#GE42LB0115113036665000

#GE64BG0000000470458000

(назначение: семья Джоджуа). 

Вы также можете перечислить деньги с нашего сайта.

  Перечислить деньги можно и с терминалов Nova Technology, TBCpay, ExpressPay. В разделе «Благотворительность» найдите наш Фонд (с дополнительными правами и обязанностями Фонда можете ознакомиться по ссылке https://goo.gl/GY2Gus).

Мы с Вами помогли уже многим обездоленным! Давайте же поддержим Бачо и его маму Луизу, ведь от несчастливой судьбы не застрахован никто! И кто знает, может, когда-то помощь незнакомых людей понадобится и нам самим!

Один звонок спасёт жизнь: 0901 200 270.


Похожие проекты: