Благотворительный Фонд Черновецкого

Прокажённые грузинки в аду!

5 августа 2021 г.
Когда Вы, друзья, увидите, какая жизнь у этих несчастных, Вы точно ужаснётесь! Они – прокажённые. Нет, не для нас – людей, знающих, что есть Бог! А для чиновников, которые обязаны помогать людям! Неужели и мы оставим их в беде и тоже отвернёмся от них? Просто посмотрите на фото.
6 278,01 ₾
316
Благотворителей
собрано

Когда Вы, друзья, увидите, какая жизнь у этих несчастных, Вы точно ужаснётесь! Они – прокажённые. Нет, не для нас – людей, знающих, что есть Бог! А для чиновников, которые обязаны помогать людям! Неужели и мы оставим их в беде и тоже отвернёмся от них? Просто посмотрите на фото.

Нейрофиброматоз – это доброкачественная опухоль, но сильно меняющая внешность человека

    Мы не любим Вас пугать, не любим утрировать и преувеличивать проблемы. Всегда рассказываем правду. Правду, которую мы видели собственными глазами и слышали собственными ушами. А теперь Ваша очередь. Вы имеете право знать, как умирают люди в нашей стране. В стране, которая стремится в Европу, но где на самом деле люди живут хуже, чем в Африке.

Какие ассоциации Вам приходят на ум, когда Вы слышите слово «прокажённые»? Они – изгои общества, их сторонятся, избегают, боятся. Точно так же, как прокажённых, сторонятся Кетеван Бурдули и её дочь Викторию. У них болезнь, которой невозможно заразиться или заразить кого-либо, она им досталась генетически.

Гитлер считал, что таких людей, как эти чудесные женщины, надо убивать, чтобы не «портили» нацию! А мы? Как мы считаем, друзья?

    А может, лучше просто выгонять из Грузии? Нет, не их, а тех негодяев-чиновников, которые не считают страдающих людей за людей? Ну чем они лучше Гитлера?!

У Кетеван вся кожа покрыта бородавками. В первые минуты общения становится очень жутко, как будто это грим! Как будто это спецэффекты для какого-то фильма ужасов. А «декорации», в которых живут эти люди, соответствуют этому фильму. Обои отходят со стен, потолок вот-вот рухнет на тебя, мебель вселяет страх. И это ещё ничего. Самый страшный сюжет этого фильма и главный герой – это голод!

Иногда бывают дни, когда они просто собирают крошки хлеба на ладони, и, как маленького птенчика, кормят годовалого Серго. И, когда плач мальчика от голода выходит сквозь «декорации» и доносится до соседних домов, кто-то добрый понимает – в семье Бурдули опять нечего есть, и несёт им еду, чтобы хотя бы ребёнка успокоить.

Плесень и сырость в каждом углу дома

Обшарпанные стены, старая разваливающаяся мебель, сырость и запах гнили – в таких условиях живёт семья Бурдули

Кетеван, расскажите, чем Вы болеете?

Кетеван: У меня нейрофиброматоз или болезнь фон Реклингхаузена. Это доброкачественная опухоль. Но она меняет внешность человека до неузнаваемости. Иногда последствия могут приводить к инвалидности или смерти. У меня инвалидность 2-й группы. При нейрофиброматозе тело покрывается наростами. Со временем их становится всё больше и больше. Впервые у меня они появились после того, как я родила Вику. И с тех пор они постепенно охватили всё моё тело. Это генетическая болезнь, и она не лечится.

Значит, многие в Вашем роду болели ею?

Кетеван: Мои родители и бабушка с дедушкой – нет. По крайней мере, внешних проявлений нейрофиброматоза не было. Может, кто-то из предков и болел, но я не знаю точно…

Как Вы себя чувствуете? Бывают ли боли?

Кетеван: Сами наросты страдания не вызывают, но они год за годом всё больше покрывают тело, вызывая в организме различные нарушения. К слову, у меня повредилось зрение. Один глаз совершенно не видит, а второй – минус 16. Семь лет назад я перенесла три операции по восстановлению сетчатки. Но зрение от этого не стало лучше. Я понимаю, что нейрофиброматоз не лечится, я могу лишь принимать лекарства и поддерживать жизнь до тех пор, пока это будет возможно. Но я переживаю за дочь и внука. Дочка тоже болеет…

Виктория: Мама, не переживай, всё у нас наладится. Бог с нами!

Кетеван: За себя не переживаю. Хочу, чтобы тебе, дочка, и Серго было хорошо. Я страдаю, зная, что не могу никак Вам помочь!

Виктория, раз нейрофиброматоз является генетическим заболеванием, Вы тоже им болеете?

Виктория: Да, но немного по-другому. Наростов по телу у меня нет, есть только один на подбородке... Но нейрофиброзы были внутри меня. Они покрыли мою почку и так сильно повредили орган, что врачи сказали: "Надо удалять". Полностью почку вырезать не стали, лишь частично. Но потом, когда я рожала сына, я чуть не умерла вместе с ребёнком. Рожать с одной целой и второй повреждённой почкой очень сложно. Врачи не ожидали, что будут осложнения.

«У нас иногда нет даже кусочка чёрствого хлеба. Голодаем целыми днями»

Кетеван: Бог миловал! До сих пор тяжело вспоминать, что в тот день я чуть не потеряла моих детей! Но я молилась, много молилась, просила Бога дать моей дочке и внуку шанс жить. И Он меня услышал! Они оба выжили.

Виктория: Но пару месяцев назад мне стало плохо, я почувствовала сильную боль в нижней части живота. Врачи обнаружили кисты на яичниках. Их нужно лечить, мне назначили лекарства. Но, понимаете, у меня нет средств приобрести все нужные медикаменты. Сейчас боли есть, порой сильные, как будто внутри что-то лопнет... Я уже давно не была у врача, даже не знаю, что у меня сейчас внутри творится. Нужно сделать повторное обследование, чтобы выяснить, можно ли всё ещё вылечить кисту медикаментозным путём или потребуется хирургическое вмешательство. Но средств нет. Но разве думаешь о своём здоровье, когда дома элементарно нет кусочка хлеба или чая, чтобы накормить ребёнка?  

  

Дома нет кусочка хлеба или чая, чтобы накормить ребёнка

Каков доход Вашей семьи?

Кетеван: Социальное пособие мы не получаем. Есть только моя пенсия по инвалидности (140 лари) и пособие на ребёнка (50 лари). На эти деньги мы и живём. По состоянию здоровья ни я, ни Вика работать не можем. Но как жить, уже не знаю!

К государству за помощью не обращались?

Кетеван: Обращалась и не раз! Но молча отказывают. Мы раньше получали социальное пособие. Но пару лет назад нам его сняли. Пришли большие счета за свет. У нас есть старая электрическая плита, и мы так зимой отапливались. Другого способа согреться нет. Власти нам сообщили: раз мы тратим столько электричества – значит есть средства, чтобы их оплатить. Вот так они рассуждают!

У Виктории нейрофиброматозы проявились внутри организма, но нарост виден и на лице

Вам никто не помогает?

Кетеван:  Соседи очень помогают, родственники тоже по мере возможностей. Понимаете, я в семье была единственным ребёнком – ни сестёр, ни братьев. Муж мой скончался четыре года назад. Единственные мои родные – это Вика и внук Серго. Есть дальние родственники, но у всех свои семьи, свои проблемы. Иногда всё же помогают чем могут. Соседям благодарна! Если бы не они, наверное, умерли бы от голода. Верите, порой дома нет даже чёрствого хлеба! А Серго плачет, ему же есть хочется. Мы с дочкой терпим. А ребёнок не может выдержать, у него животик болит. Он плачет, а мне хочется умереть! И тут, бывает, постучится соседка и принесёт что-то. В такие моменты начинаю плакать от отчаяния и безысходности...

Кетеван, какая помощь Вам требуется?

Кетеван: В первую очередь, нам нужны продукты питания! Еды очень не хватает, можно сказать, что мы практически голодаем. Помогите нам едой! Хотя бы Серго накормить. Мы-то с дочкой потерпим. Ещё нам требуются лекарства, посещение врачей, обследования – и мне, и дочке. Если поможете и с этим, век Вам буду благодарна!

Может, в доме что-нибудь нужно техника, мебель?

Кетеван: Кровати и диван у нас старые,  уже почти сломались от сырости. Из техники имеется только электрическая плита – больше ничего. Был старый холодильник, но и он сломался. Если в доме появляются продукты и я готовлю, то небольшими порциями – хранить еду негде. Ни стиральной машины, ни телевизора – ничего у нас нет. Стираю вручную в холодной воде. Иногда зимой так замерзают руки, что перестаю чувствовать пальцы. Мы словно в аду живём!

Кетеван, думали ли Вы когда-нибудь, что столкнётесь с такими проблемами?

Кетеван: Нет, даже представить себе не могла! Я росла в достаточно обеспеченной семье. У меня было хорошее детство! Когда я вышла замуж, мы с мужем оба работали, ни в чём не нуждались. Мы вырастили Вику в любви и заботе. А потом начались проблемы со здоровьем: сначала у меня, потом у моего мужа. Четыре года назад он умер – заболевание кишечника. Как же мне его не хватает!

Как Вы с ним познакомились?

Кетеван: Моя подруга вышла замуж в Тбилиси, и я часто ездила к ней в гости. По соседству жил мой муж. В течение пяти лет мы просто общались, дружили, с ним было интересно проводить время. Такой умный, начитанный, серьёзный и, в то же время, милый! Однажды он провожал меня до автобуса, взял меня за руку и говорит: "Ты станешь моей женой?" Моё сердце быстро забилось, и я сказала: "Да!" Я так по нему скучаю! Мы с ним были не просто мужем и женой, но настоящими друзьями. Он был моим лучшим другом! Я потеряла прекрасного друга и мужа!

Кетеван, кем Вы мечтали стать в детстве?

Кетеван: Библиотекаршей. Я очень любила книги! Брала стопки книг и читала взахлёб! Но потом я вышла замуж, в приоритете была семья, да мне и не хотелось уже идти в библиотекарши. Но я во многих местах работала, никогда без дела не сидела! А книги я до сих пор люблю читать. Но зрение мне не позволяет. Иногда прошу Вику почитать мне... Но это не то же самое, что самой читать.

Жалеете ли Вы о чём-то в своей жизни?

Кетеван: Да, жалею, что я не такая бабушка, какой хотела бы быть. Когда внук плачет от голода, да ещё и приходится растить его в таких нечеловеческих условиях, разве я достойная бабушка? Я не имею возможности дать внуку всего того, что бы мне хотелось.

Хороший, добрый, любящий Бога человек это какой человек? Можете продолжить фразу?
Кетеван:
Это тот, который живёт по совести, который готов помочь нуждающимся. Он боится Бога, потому что знает, что все мы ходим под Ним, что Он видит все наши деяния.

Случалось ли в Вашей жизни что-то такое, чтобы Вы назвали чудом?
Кетеван:
Когда Вика рожала Серго, из-за проблем с почками она умирала. Ребёнок мог тоже не выжить. И я помню, как встала на колени, подняла руки к небу и начала молиться. Я сказала Богу, пусть Он призовёт меня к себе, но оставит жить моих дочь и внука. И чудо свершилось! Врачи не надеялись, что Вика и внук выживут. Но внезапно всё изменилось – они оба выжили. Разве это не чудо?!

«Я люблю читать. Но один глаз совершенно не видит, а второй – минус 16»

Какая из Божьих заповедей Вам ближе всего? Почему? Что Вы думаете про эту заповедь?

Кетеван: Я не могу выбирать. Эти наставления нам оставил Бог, чтобы мы могли следовать им и быть Божьими людьми. Поэтому я считаю, что по-настоящему верующий в Бога человек должен соблюдать все заповеди!

Как считаете, можно ли украсть, чтобы накормить голодного ребёнка?
Кетеван:
Я считаю, что нельзя! Одна из важнейших заповедей – не укради! У нас в доме часто нет еды, Серго плачет, когда хочет есть. Но я не могу пойти и украсть. Когда ты живёшь в достатке, у тебя есть всё, ты счастлив – тогда, конечно, легко соблюдать заповеди. А вот попробуй следовать им, когда тебе плохо. В этом и есть суть! Бог смотрит на нас сверху, Он всё видит. Бывают моменты, когда целый день ни крошки во рту, а тут кто-то из соседей зайдёт и принесёт хлеб, картофель или какое-нибудь блюдо. Все они – посланники Бога! И Вы тоже, Вы пришли, чтобы нам помочь! Я хочу сказать Вашему Фонду и всем Вашим друзьям огромное спасибо, что выслушали меня, что отозвались на мои беды и пришли в мой дом, чтобы помочь!


«Когда Серго хочет есть, начинает плакать. А у нас нет ничего, чтобы накормить ребёнка. Иногда нам приходится голодать всей семьёй»

***

Друзья, посмотрите, в каких нечеловеческих условиях живут эти добрые люди! Кетеван и Виктория болеют, у них нет средств, чтобы пойти к врачу и обследоваться, купить лекарства. А маленький Серго часто голодает, потому что дома нет даже кусочка чёрствого хлеба. Разве должны дети нашей Грузии голодать?

Не останемся же равнодушными к проблемам семьи Бурдули! Поможем им!

Дорогие друзья, Вы можете лично познакомиться с семьей, оказать им посильную помощь. Их адрес: Душети, ул. Руставели, дом 45.

Обязательно сделайте перепост этой истории. Пусть о горе семьи Бурдули узнают и Ваши друзья! Это очень важно!

Друзья, есть ещё одна просьба: если Вы знаете о несчастье соседа или знакомого, сделайте Богоугодное дело, напишите нам на электронный адрес: office-fsp@fsp.ge.

Счёт нашего Фонда:

#GE15TB7194336080100003

#GE42LB0115113036665000

#GE64BG0000000470458000

(назначение: семья Бурдули).

Вы можете перечислить деньги с нашего сайта.

Перечислить деньги можно и с терминалов TBCpay, ExpressPay. В разделе «Благотворительность» найдите наш Фонд (с дополнительными правами и обязанностями Фонда можете ознакомиться по ссылке https://goo.gl/GY2Gus).

Мы с Вами помогли уже многим обездоленным! Давайте же поддержим и эту семью! И кто знает, может, когда-то помощь незнакомых людей понадобится и нам самим!

Наш Фонд Вы можете найти в Instagram: https://www.instagram.com/chernovetskyi.fund/ и Telegram: https://t.me/ChernovetskyiFund.

Один звонок спасёт жизнь: 0901 200 270.

Похожие проекты: