Благотворительный Фонд Черновецкого

Ты глухая! Уходи от нас! Не будем с тобой играть!

30 сентября 2021 г.       1052
Дети очень жестоки. Они говорят всё, что видят, и называют всё своими именами. Мы, взрослые, так не можем. Мы говорим: «Девятилетняя Алёна не может слышать с рождения». А дети на улице показывают на неё пальцем и кричат: «Она глухая!»
1 314 ₾
82
Благотворителей
собрано

Дети очень жестоки. Они говорят всё, что видят, и называют всё своими именами. Мы, взрослые, так не можем. Мы говорим: «Девятилетняя Алёна не может слышать с рождения». А дети на улице показывают на неё пальцем и кричат: «Она глухая!»

Мы говорим, что отец детей выпивал и скандалил дома, что он превратил жизнь семьи в ад. А дети на улице говорят: «Ваш папа-пьяница выгнал Вас из дома! Вы никому не нужны...» Вот такие, вроде бы простые слова маленьких детей, а сколько в них боли, сколько обиды и слёз.

«Хорошо, что Алёна не слышит, она бы очень расстроилась, – говорит нам старшая сестра, тринадцатилетняя Кристина. – Я-то взрослая уже, привыкла к таким словам, а Алёне было бы больно. Она и так из-за всего плачет».

А одиннадцатилетний Дима сидит и молча слушает… Да и что ему сказать? Он же не маленький, чтобы обсуждать, что там глупые языки болтают. Ему работать надо, чтобы маму и сестёр беречь. Он работает на автомойке.

«Тебе же ещё одиннадцать лет, Дима!» – говорю я ему. «Мне уже одиннадцать!» – отвечает мне настоящий мужчина.

«Говори, тётя, медленно и громко. Я не слышу тебя»

Нино, расскажите нам, пожалуйста, в первую очередь, о Вашей младшей дочери, о её проблемах со здоровьем.

Нино: Алёна почти не слышит, уже около двух лет она пользуется слуховым аппаратом, но говорить нормально так и не научилась. Моя девочка очень мучается. К примеру, если попросить её принести стакан или расчёску, она не понимает, о чём идёт речь, просто не знает названия предметов. Пристально смотрит в глаза, потом начинает дрожать или бить себя по ноге… Это нервное. Кроме этого, у неё отставание в развитии.

  – По ней и не скажешь…

   Нино: Внешне Алёна совершенно обычная девочка. У неё ничего не болит. Но я ведь вижу её душевные страдания. Как она силится понять, что ей говорят, потом пытается сообразить, что нужно отвечать, старается сложить слова в предложения. Слуховой аппарат, конечно, принёс некоторое облегчение, раньше, это был ужас какой-то. Когда я звала её, а она не слышала, она впадала в истерику, начинала рвать на себе волосы! Сейчас она не может бегать, прыгать, играть вместе с детьми, боится, что выпадут аппараты. Но это всё равно лучше, чем совсем ничего не слышать.

«Мама тебя любит, малыш»

Алёна ходит в обычную школу?

Нино: Да, но ей очень трудно. Она просто неспособна осилить программу. На спецшколу у нас денег, конечно, нет. Сколько мы бегали по врачам, по полгода ждали каждый слуховой аппарат, потому что заявление можно подавать только на финансирование одного и только потом второго. Из-за этого Алёна пошла в школу на год позже. Врачи сказали, что она должна привыкнуть, нужно было понаблюдать, сможет ли она вообще им пользоваться.

А в школе над ней не смеются?

Нино: В школе все знают о её проблеме, входят в наше положение. Педагоги к ней нетребовательны. Алёне нужно учиться говорить "без рук", выговаривать слова. Спасибо педагогам, они обратились к властям, и нам профинансировали уроки логопеда. Очень надеюсь, что будет результат, что моя девочка сможет, наконец, говорить как все, не будет чувствовать себя ущербной. А в октябре мы пройдём обследование и выясним, можно ли сделать операцию. Пока не знаю, профинансирует ли государство, но главное, чтобы нам дали хотя бы шанс! Я день и ночь молю Господа, чтобы Он избавил её от этих страданий!

А когда Вы заметили, что с дочкой что-то не так?

Нино: Если честно, не сразу. Я видела, что Алёна ко всему прикладывает правое ушко, например, к телевизору. В том возрасте, когда другие дети уже лепечут, она даже не пыталась что-то сказать, объяснялась ручками. Но соседи и родственники говорили, что так бывает, многие дети поздно начинают говорить, что нужно просто подождать. Муж вообще говорил, что я «сама глухая, а с ребёнком всё в порядке». Перечить ему я не могла. Но, когда ей исполнилось четыре, я по-настоящему забила тревогу.

И что Вы сделали потом?

Нино: В деревне терапевт сказал, что это проблема головного мозга. В городе Зугдиди врачи не могли установить причину. И только в Тбилиси определили, что дочка просто не слышит. Сказали, что операцию делать поздно. Не описать словами, что я чувствовала. Чувство вины, боль… Не подумайте, что я оправдываюсь, но мы прожили 15 лет в таком кошмаре, Вы даже представить себе не можете. Да и денег не было ни на дорогу, ни на врачей – ни на что.

Можно подробнее? Расскажите, пожалуйста, что случилось?

Нино: Мне так больно вспоминать об этом. Муж пил безбожно. А когда выпивал, терял рассудок, выгонял меня из дома вместе с детьми. К кому я только не обращалась! Просила оказать ему медицинскую помощь, поговорить, убедить… Соседи, родственники, деревенская администрация – никто не захотел вмешиваться. Зато моих детей всё время дразнили на улице, что их отец – пьяница. Я долгие годы ухаживала за его мамой, которая была прикована к постели, царство ей Небесное, а когда она умерла, муж заявил, что я была ему нужна только для этого и теперь могу идти на все четыре стороны…

Почему Вы терпели, Нино?

Нино: Наверное, для всех женщин семья – это главное! Я не хотела рушить семью, терпела до последнего, не хотела, чтобы дети меня потом обвинили в том, что я оставила их без отца.

Но дети же видели всё?! Они же всё понимали?!

Нино: Да, Вы правы! Настал день, когда старшая дочка Кристина сказала мне, что больше терпеть это невозможно, что она не может больше так жить. Последняя попойка закончилась тем, что он выгнал нас из дома в одних тапочках, я только документы и успела взять… В Поти у меня дальние родственники, поэтому я решила податься сюда. Мои родители и брат в Абхазии, больше мне некуда было идти.

Как жестоки многие дети! И хорошо, что малышка не слышит. Если бы услышала все обидные слова сверстников,  плакала бы днями и ночами...

У Вашего мужа с самого начала были проблемы с алкоголем?

  Нино: С первого дня нашей семейной жизни. Но и до этого, думаю, тоже. Он украл меня… Я вообще замуж не собиралась. Выучилась в Тбилиси на медсестру, ездила в Джвари в больницу на практику. Там он меня и увидел, когда лежал с повреждением позвоночника. А, как выписался, начал меня преследовать. Я много раз отказывала, в конце концов, меня схватили за волосы и запихнули в машину. С того момента моя жизнь превратилась в ад. Видит Бог, я терпела сколько могла, всё надеялась, что он изменится. Но, видите, как всё закончилось? Теперь у нас нет ни дома, ни денег, ни еды. Но я вижу, что детям тут лучше, они счастливы, больше не боятся, что к ним вломится среди ночи пьяный отец.

«Дети спят на полу, но не боятся, что среди ночи придёт пьяный папа и начнёт всё крушить»

Вы платите аренду за эту комнатку?

Нино: Конечно, 100 лари. Дешевле просто больше ничего не нашлось. Сами видите, какая тут сырость. А мебель? Кровати, кресла, диван – всё поломано. Сын вообще спит на полу. Нет ни стола, ни стульев. Одежду добрые соседи подарили. Мы попросили в магазине пустые коробки и сложили её туда. Шкафов нет. И горячей воды в ванной тоже. Вот эта старенькая испорченная электроплитка служит нам и для готовки, и для обогрева зимой. Извините за подробности, даже для купания воду на ней греем.

«Какое от неё тепло? Сама себя не греет. А мы умудряемся на ней и обед готовить, и воду для купания греть»

Как же Вы умудряетесь готовить на ней?

Нино: Ну как… С ночи фасоль поставлю, на следующий день она готова. Нам и готовить особо нечего, но варить кашу, макароны, суп приходится очень долго…

На какие средства Вы существуете?

Нино: Социальное пособие нам назначили только с прошлого месяца. До этого родители с пенсии что-то высылали, брат двоюродный помогал. Но до каких пор мы можем на его шее сидеть? У него у самого семья, работает на автомойке. Мой Дима увязался за ним, тоже ходит, работает.

Это правда, Дима? Как же ты справляешься?

Дима (11 лет): Знаете, если честно, я только пылесосить салон могу. Но многим нравится, как я работаю, они меня хвалят, денег дарят или еду. Я всё-всё домой несу маме и сёстрам!

«Я уже взрослый. Мне одиннадцать лет. Надо работать, чтобы маму и сестёр кормить. Мне нравится на автомойке работать»

Какой ты молодец, настоящий мужчина! А в школе хорошо учишься?

Дима: Ну, вообще не очень. Я в мяч люблю играть, с мальчиками гулять и с дядей на автомойку люблю ходить. И вообще, вот я вырасту и сделаю так, чтобы у мамы, Кристи и Алёны всё-всё было!

  – Уже решил, кем станешь?

Дима: Да, я буду полицейским, буду следить за порядком.

А ты, Кристина, кем станешь, когда вырастешь?

Кристина (13 лет): Врачом, только пока не решила каким.

«В деревне нас дразнили, обзывали детьми пьяницы, а Алёну глухой называли»

Скажи, тебе понравилась новая школа?

Кристина: Да, дети тут очень добрые, никто надо мной не смеётся и над Алёной тоже!

А что, в родной деревне Вас обижали?

Кристина: Да, дразнили детьми пьяницы, а Алёну глухой обзывали. Она бы и сама Вам сказала, но не может говорить как все…

А уроки как она делает?

Кристина: Я ей помогаю, я очень хочу, чтобы Алёна хорошо училась, чтобы могла приносить домой хорошие оценки. Я с ней занимаюсь, а Дима играет в прятки и в ловитки.

Ты большая умница!

Кристина: Я очень стараюсь. И маме тоже помогаю по дому, ведь я совсем уже взрослая. Только мы пропустили почти весь этот учебный год, у нас ведь нет ни компьютера, ни телефона.

Кристина, о чём ты мечтаешь?

Кристина: Я очень хочу, чтобы у нас был телевизор! Мы бы могли все вместе смотреть фильмы, передачи всякие! А ещё очень нужен лептоп, планшет или телефон, хоть что-то, чтобы мы могли учиться.

«Скажи тёте, что ты мечтаешь о кукле, скажи»

А ты, Алёна, о чём ты мечтаешь?

(Девочка очень внимательно смотрит на меня, пытается читать по губам. Не знаю, поняла ли она мой вопрос. «Куклу, скажи куклу, – шепчет ей на ушко старшая сестра, – у тебя ведь ни одной нету», но Алёна только кивает.)

Нино: Да, в этом году школу то открывали, то закрывали, а учиться онлайн мои дети не могут.

Скажите, пожалуйста, что ещё Вам требуется, кроме телевизора, компьютера и кукол?

Нино: Я даже не знаю. Просить очень неловко. Дети постоянно недоедают, спим на поломанных кроватях. Готовим, видите на чём. Наверное, на костре было бы быстрее и удобнее. Это же просто мучение – всю ночь варить суп. У нас совсем ничего нет. Даже вся эта рухлядь, которую Вы тут видите, нам не принадлежит! Детей жалко очень… Сердце разрывается, потому решилась к Вам обратиться. Я пока не могу даже уборщицей нигде устроиться, Алёне нужно столько внимания.

И напоследок спрошу: какая Ваша самая большая мечта?

Нино: Конечно, все мои мысли об Алёне. Только бы врачи смогли вернуть ей слух! Это моя самая большая мечта, об этом я молюсь Богу. И, конечно, чтобы мои дети жили нормальной, спокойной жизнью, не нуждались в самом элементарном. Больше мне ничего не нужно. Дети ведь ни в чём не виноваты.

«Я так хочу услышать, о чём мне кричит мама»

*** 

  Друзья, Нино Геландзе и её дети: девятилетняя Алёна, одиннадцатилетний Дима и тринадцатилетняя Кристина в беде. Несчастная женщина оказалась буквально на улице с тремя детьми на руках. Младшая дочь Алёна – инвалид, даже со слуховым аппаратом она не может жить, как все нормальные дети. И ещё неизвестно, смогут ли врачи вернуть ей слух. Все они ютятся в жалкой, сырой каморке, где нет даже нормальных кроватей, стола, стульев, шкафов. Живут впроголодь и лишены самых элементарных удобств.

  Нино Геландзе и её дети будут рады любой помощи: продуктам, детской одежде и обуви, кроватям, газовой плите. А дети просто мечтают о телевизоре!

  Вы можете сами посетить и оказать посильную помощь семье Геландзе. Их адрес: Поти, ул. Нелли Арзиани, дом 8, квартира 16.

  И обязательно сделайте перепост нашего поста. Пусть о горе этой семьи узнают и Ваши друзья! Это очень важно!

  Бог дарит нам возможность позаботиться о людях, которые не способны это сделать сами. Не проходите мимо чужой беды! Несчастные люди даны нам свыше, чтобы мы могли доказать свою веру Всевышнему не на словах, а на деле!

  Друзья, есть ещё одна просьба, если Вы знаете о несчастье соседа или знакомого, сделайте Богоугодное дело, напишите нам на электронный адрес: office-fsp@fsp.ge.

  Счёт нашего Фонда: 

  #GE15TB7194336080100003

  #GE42LB0115113036665000

  #GE64BG0000000470458000

  (назначение: семья Геландзе).

  Вы также можете перечислить деньги с нашего сайта.

  Перечислить деньги можно и с терминалов TBCpay, ExpressPay. В разделе «Благотворительность» найдите наш Фонд (с дополнительными правами и обязанностями Фонда можете ознакомиться по ссылке https://goo.gl/GY2Gus).

  Мы с Вами помогли уже многим обездоленным! Давайте же поддержим и семью Геландзе, ведь от несчастливой судьбы не застрахован никто! И кто знает, может, когда-то помощь незнакомых людей понадобится и нам самим!

  У нас хорошая новость: теперь истории наших бенефициаров Вы можете прочитать в

Instagram: https://www.instagram.com/chernovetskyi.fund/ и 

Telegram: https://t.me/ChernovetskyiFund.

Один звонок спасёт жизнь: 0901 200 270.

Похожие проекты: