Благотворительный Фонд Черновецкого

Я не могла представить, что буду мечтать о смерти…

page info icon
23 декабря 2021 г.
page info icon
1036
Эти слова принадлежат 54-летней женщине, которая находится в том возрасте, который в Европе называют порой цветения. Но Элисо породнилась со смертью… Когда похоронишь сразу полсемьи – отца, мать, брата, сестру, племянника – своя жизнь совсем не важна. Сердце Элисо было раздавлено горем, а несчастья все продолжали сыпаться. И продолжают по сей день.
Счета нашего Фонда:
GE15TB7194336080100003
GE42LB0115113036665000
GE64BG0000000470458000
собрано:
2 363,8 ₾
( 133 Благотворителей )
Выберите сумму:
Способ оплаты:

Для возможности совершения регулярных платежей Вход или Зарегистрироваться.

Для пожертвований на территории Грузии
Для пожертвований со всего мира

Я не могла представить, что буду мечтать о смерти…

СДЕЛАЙ СРАЗУ РЕПОСТ, ДОБРЫЙ ЧЕЛОВЕК! ПОМОГИ И СВОИМ ДРУЗЬЯМ ПРИБЛИЗИТЬСЯ К БОГОУГОДНОМУ ДЕЛУ!

Эти слова принадлежат 54-летней женщине, которая находится в том возрасте, который в Европе называют порой цветения. Но Элисо породнилась со смертью…

Когда похоронишь сразу полсемьи – отца, мать, брата, сестру, племянника – своя жизнь совсем не важна. Сердце Элисо было раздавлено горем, а несчастья все продолжали сыпаться. И продолжают по сей день.

Уже восемь лет Элисо борется с нищетой и раком вместе с больным мужем и прикованной к постели свекровью. В крохотной съемной комнатке троим больным трудно дышать – стены лопаются от сырости, постель можно выжимать от влаги. Сырость потихоньку так пробирается в тело, что даже здоровый человек теряет способность шевелиться. Время от времени слышится мерзкий писк и возня мышей. Иногда они уничтожают еду, которая достается с такими муками. В глазах хозяйки, полных слёз и страдания, Вы обязательно прочтёте: “Господи, за что?” Подступают зимние холода, а из окон и дверей дует ветер. Отопления, конечно же, нет.

Элисо сопротивлялась, пока могла. Несмотря на тяжёлое состояние здоровья, работала то няней, то помощницей в семье. Но уже второй год она сидит дома без средств, часто даже не может поехать в больницу, потому что лечащий врач далеко. Уже два года, как она вообще прекратила любое лечение. Сидит и ждёт… Объявленной смерти.

«Моё единственное желание – иметь маленькую хижину, чтобы меня хоть похоронили из собственной дома»

Элисо, как Вы оказались в таком положении? Какая Ваша главная проблема?

Элисо: Эх, дочка, с чего начать? Для меня нет первого и второго, для меня всё превратилось в муку. Но самое главное всё-таки – это отсутствие жилья. Я бы вытерпела и эту боль, и эту печаль, и болезнь – всё бы вытерпела, если бы имела дом. Свой дом… Если бы он у меня остался.

Что случилось, Элисо, как Вы потеряли дом?

Элисо: Мы родом из Чиатура, из деревни Перевиси, нас было пятеро братьев и сестёр. У нас были честные, работящие родители: отец водил электровоз, а мама занималась изготовлением шёлка. Растили нас в любви. Когда через наш двор прошло строительство шахты, вся семья получила хорошую компенсацию. Купили квартиру и даже обставили её. Знаете, какая она была красивая? Обустроенная со вкусом. Но, как Вы знаете, в апреле 1991 года случилось страшное землетрясение, которое называют Рачинским. Мы жили в городе. Наш корпус обрушился, и под его обломками было похоронено всё, что досталось нашей семье годами мучений. Всё! Мы остались без крова, под открытым небом, в приюте. Папа не выдержал – скончался. Мама попросила: “Не дайте мне умереть в приюте, отвезите меня в деревню”. Мы отвезли, там у нас осталась маленькая избушка на маленьком клочке земли. Через три месяца мамы не стало. Вскоре умер от горя и мой брат. Потом и сестра  от рака груди. Эта проклятая болезнь передаётся генетически. Четыре смерти подряд. (Элисо промокает глаза платком.)

Вот  так мы и остались. Опустела наша полная семья.

Дай Вам Бог сил! Столько смертей, столько несчастий для одной семьи,  как Вы это выдержали? Как?!

Элисо: Эх, дочка. Этого судьбе показалось мало. Погиб мой талантливейший племянник. Его знала вся Грузия, и Вы знали – Обола Цимакуридзе. Ему предрекали чудесное будущее. Горе мне! Утонул. Вот такое несчастье…

Работать негде, проведать некому, так и остались. Думали, может, в Тбилиси что-то получится, мы правда не боимся работы. Я работала няней, хоть мы и тогда снимали жилье, но там были хорошие условия. Моему мужу было лучше, чем сейчас, он не болел. А у моей свекрови слабое здоровье, но мы за ней ухаживали, поддерживали. Не так, как сейчас. (Плачет.)

В этой сырой комнате даже здоровый человек заболеет, и тем не менее под этим потолком живёт трое больных

Элисо, когда Вы узнали, что у Вас опухоль?

Элисо: Я веду борьбу со смертью уже восемь лет. Когда мне ампутировали грудь, я думала, что жизнь закончилась. Думала, настал конец света, кроме того, была научена горьким опытом сестры. Но добрые врачи убедили меня в том, что жизнь обязательно продолжится. Я выдержала невыносимые боли, но работать уже не смогла. Вскоре заболел мой муж. Кобе 55 лет. У него нет одной почки, и со второй тоже проблемы. Всё равно трудится. То с одним идёт на сравнительно легкую работу, то с другим. Но сколько он может заработать, чтобы хватило на троих больных?! Мне одной нужны лекарства минимум на 150 лари ежемесячно. Моя свекровь прикована к постели, ей нужны памперсы, лекарства от давления, для сердца. Как такой семье, как наша, с этим справиться? Мы обречены на смерть. Не знаю, что с нами будет. О еде и одежде и не помним, но, когда ты воспитан иначе, всего хочется человеку. (Плачет.) Мне стыдно, что я об этом говорю, но я должна, у меня нет выбора.

В этот холод у меня не было тёплых носков, я отрезала рукава у свитера, который кто-то, слава Богу, принёс, и подшила. Сейчас ношу как тёплые носки. А что делать, чтобы не замёрзнуть, какой у меня выход? О том, чтобы включить отопление, я не могу и мечтать. Кто за него будет платить? Но Вы ведь видите, как холодно, а эта сырость, можно сказать, капает на кровати.

В таком положении, когда Вы тяжело больны, наверное, сложно ухаживать за прикованной к постели пожилой свекровью?

Элисо: Я больше переживаю за мою свекровь. Какая у неё старость? Сердце разрывается. Я её утепляю всем, чем возможно, чтобы она у меня не замёрзла, чтобы ей не было холодно.

Несмотря на своё состояние, я работала в семье няней, пока не началась пандемия. Потом жизнь застыла, все остались без работы. Что могла найти я, больной человек? Сейчас потихоньку болезнь меня одолела, кроме груди мне нужны обследование лёгких, снимок головы. Но где найти средства? О каком обследовании может идти речь? Благослови их Господь, клинику Сандры. Мне звонят оттуда, мне полагаются обследования, но только груди. Кроме этого, меня столько всего беспокоит! Не знаю, дочка, не знаю…

«Боюсь, чтобы она у меня не замёрзла от сырости и холода. Накрываю её всем тёплым, что есть в доме…»

Элисо, неужели Вам никто не помогает?

Элисо: Как нет, дочка, помогают, добрых людей много, но им и самим трудно. У таких сердца добрее: то один 5 лари зачислит, то другой – 10 лари. Богатые люди не думают о таких обездоленных, как мы. Видать, только такие же, как мы, нас и пожалеют. Но до каких пор?

У меня чудесные соседи: даже если я потрачу электричество на 10–15 лари, они заплатят за меня. Но ведь у меня тоже есть совесть. Откуда у них самих в такие тяжёлые времена? Если я не смогу заплатить, им тоже отключат электроэнергию, поэтому я и сижу. Но от этой сырости прошлым летом у меня было двустороннее воспаление лёгких. Тогда именно добрые люди спасли меня: один укол стоил 45 лари, а их понадобилось на 450 лари. Где мне их было взять? Они мне всё купили, дай Бог им здоровья.

«Электричество и газ не тратим, чтобы не пришлось платить соседям»

Вы часто обращаетесь к Господу?

Элисо: Очень. Я верю, дочка, что в том, что я не умерла, пережив столько горя, Его заслуга. Стараюсь делать добро. Недавно мне принесли одежду, она не подошла мне, и я отнесла её в церковь. Может, кому-то другому подойдёт, может, кто-то другой будет носить. Эта мысль не давала мне покоя. Бог – это доброта, детка.

Раз уж мы заговорили о надежде, вспомним то время, когда Вы чувствовали себя счастливой. Как Вы познакомились с мужем, какие у Вас воспоминания о тех временах?

Элисо: Эх, когда это было, дочка, уже и не помню. С мужем я познакомилась в Чиатура, он сам из Гурии, но там у него жил друг, мой родственник, он и познакомил нас. Мы жили счастливо, дочку воспитывали. Кто бы мог подумать, что всё так обернётся. Сейчас и у неё нет своего жилья – мать двоих детей, живет в Каспи, их дом продал банк, муж в тюрьме сидит. Не знаю, не знаю, детка, как я выдерживаю столько несчастий. Оказывается, человек – камень.

Элисо, как Вы думаете, что решит Вашу проблему лучше всего?

Элисо: Мы бы всё преодолели, если бы у нас была хотя бы маленькая избушка где-нибудь. Совсем другое дело, когда есть собственная крыша над головой. Как я могла представить, что буду мечтать о смерти в хижине? Об этом мечтаю, никто из моей семьи не удостоился этого, может, хотя бы меня похоронят из собственного дома. (Плачет.)

Не знаю, дочка, в чём только мы не нуждаемся. Мы едим одни макароны. А что ещё купишь? Что может остаться от пенсии моей свекрови –270 лари и социальной помощи –100 лари? Лекарства, лекарства… Никто из нас не может без лекарств. О еде и думать не стоит. Мне уже противно даже слышать слово “макароны”. Вот так трудно, оказывается, детка, трудно…

«У меня никого не осталось, некому помочь, некому поддержать. Если бы жильё было, я бы всё вытерпела…»

Элисо, что Вас привело к решению обратиться в наш Фонд?

Элисо: Отчаяние, печаль, усталость. Но и надежда. Я очень долго думала, не решалась, стеснялась. Тысяча мыслей. Но то, что делает Ваш Фонд, столько, сколько он делает и с какой душой, никто не может. И я надеюсь, что с помощью Вашего Фонда и Ваших добрых друзей элементарно найдётся решение моей проблемы. Вы никого не оставляете без внимания. Пусть Господь вернёт Вам всё сторицей.

 «Вся наша надежда на добрых людей, иначе трое больных людей погибнут от холода или от голода»

  Что бы Вы сказали нашим читателям, Элисо?

Элисо: Спасибо всем, кто примет близко к сердцу боль нашей семьи! Да пребудет с Вами Господь! И я никому, никому не пожелаю оказаться на моём месте! Пусть Господь всех хранит! Мне больше не к кому обратиться! Не обрекайте нас, троих больных людей, на смерть в нищете.

–  Я уверена, что вместе мы сможем всё!

***

Вместе мы сможем всё! Сейчас нашего милосердия ожидает семья Элисо, давайте ещё раз убедим её в том, что мы рядом и она не обречена на смерть в нищете! Теперь наш черёд – давайте ещё раз встанем плечом к плечу и вырвем ещё одну семью из боли и нищеты!

 Вы можете сами посетить их и оказать им посильную помощь по адресу: Тбилиси, Варкетили, ул. Каклиани 7

Обязательно сделайте перепост этой истории. Пусть о горе этой семьи узнают и Ваши друзья! Это очень важно!

Друзья, есть ещё одна огромная просьба: если Вы знаете о несчастье соседа или знакомого, сделайте Богоугодное дело, напишите нам на электронный адрес: office-fsp@fsp.ge.

Счёт нашего Фонда:

#GE15TB7194336080100003

#GE42LB0115113036665000

#GE64BG0000000470458000

(назначение: семья Челидзе).

Вы также можете перечислить деньги с нашего сайта.

Перечислить деньги можно и с терминалов TBCpay, ExpressPay. В разделе «Благотворительность» найдите наш Фонд (с дополнительными правами и обязанностями Фонда можете ознакомиться по ссылке https://goo.gl/GY2Gus).

Мы с Вами помогли уже многим обездоленным! Давайте же поддержим и эту семью! И кто знает, может, когда-то помощь незнакомых людей понадобится и нам самим!

У нас хорошая новость, теперь истории наших бенефициаров Вы можете прочитать в Instagram: https://www.instagram.com/chernovetskyi.fund/ и Telegram: https://t.me/ChernovetskyiFund.

А всего только один Ваш звонок по специальному телефону может спасти кому-то жизнь: 0901 200 270! Будьте благословенны!


Выберите сумму:
Способ оплаты:

Для возможности совершения регулярных платежей Вход или Зарегистрироваться.

Для пожертвований на территории Грузии
Для пожертвований со всего мира
Счета нашего Фонда:
GE15TB7194336080100003
GE42LB0115113036665000
GE64BG0000000470458000

Похожие проекты: