Мой сын закрывает уши детскими руками, пока я кричу от боли... - Проекты - Фонд Черновецкого

Благотворительный Фонд Черновецкого

Главное меню

Мой сын закрывает уши детскими руками, пока я кричу от боли...

page info icon
20 июля 2022 г.
Новый год – время чудес, но не для маленького Николоза и его тяжелобольной мамы. «Дорогой Дедушка Мороз, мне не нужны игрушки, я только хочу, чтобы моей мамочке больше не было больно. Я знаю, ты настоящий волшебник! Прошу тебя, подари ей здоровье...» – такие письма Дедушке Морозу пишет 9-летний мальчик Николоз, ведь детские машинки с большими красивыми колесиками вовсе не мечта мальчика в новогодний праздник. Его молодая мама Алена не носит каблуки и платьица, ее наряд – это большие и тяжелые железные конструкции. Дни и ночи Николоза – это мамины слезы от нестерпимой боли.
Счета нашего Фонда:
GE15TB7194336080100003
GE42LB0115113036665000
GE64BG0000000470458000
собрано:
1 345 ₾
( 105 Благотворителей )
Выберите сумму:
Способ оплаты:
Для пожертвований на территории Грузии
Для пожертвований со всего мира
Мой сын закрывает уши детскими руками, пока я кричу от боли...
СДЕЛАЙ СРАЗУ РЕПОСТ, ДОБРЫЙ ЧЕЛОВЕК! ПОМОГИ И СВОИМ ДРУЗЬЯМ ПРИБЛИЗИТЬСЯ К БОГОУГОДНОМУ ДЕЛУ!
Новый год – время чудес, но не для маленького Николоза и его тяжелобольной мамы. «Дорогой Дедушка Мороз, мне не нужны игрушки, я только хочу, чтобы моей мамочке больше не было больно. Я знаю, ты настоящий волшебник! Прошу тебя, подари ей здоровье...» – такие письма Дедушке Морозу пишет 9-летний мальчик Николоз, ведь детские машинки с большими красивыми колесиками вовсе не мечта мальчика в новогодний праздник. Его молодая мама Алена не носит каблуки и платьица, ее наряд – это большие и тяжелые железные конструкции. Дни и ночи Николоза – это мамины слезы от нестерпимой боли.
История этой крепкой семьи, состоящей из маленького Николоза Хачинания, его мамы Алены Заридзе и бабушки Стеллы Заридзе, очень непроста. Алена, мама Нико, тяжело больна, женщина родилась с выпадением тазобедренного сустава. С годами ситуация усугублялась, болезнь прогрессировала. Алена перенесла уже 11 неудачных операций, после которых она, словно в клетке, заперта в тяжелых железных конструкциях и постоянно находится в заложниках прогрессирующих инфекций. «Ах, как бы я хотела выпорхнуть как птица, надеть легкое платье, радостно бежать по парку «Муштайд» за руку со своим сыном, – со слезами в глазах, наполненных болью, говорит Алена, – но я едва ли могу ходить...» Алена нуждается в решающей дорогостоящей операции по протезированию тазобедренного сустава. Ей необходим протез из специального серебряного сплава во избежание дополнительных инфекций и страшной смерти от сепсиса.
«Не допустите горя еще одной матери, спасите мою доченьку! – сквозь непрекращающиеся слезы говорит Стелла Заридзе. – Ах, сколько она натерпелась! Ее и чистили, и отрезали плоть, сажали в металл, закрепляли винтами, цементировали… Иногда казалось, что самое страшное совсем близко... А Николоз? Он не перенесет… Ведь он так любит свою маму! Каждый день перед сном загадывает желание – подарить маме новую ножку. Да и сна у него нет, Алена по ночам часто мучается от адских болей... Мы видим ее мучения, перед которыми беспомощны и бессильны. Помогите нам, молю...»
«Только бы мама поправилась»
    
«Я всегда помогаю маме передвигаться»
– Алёна, в первую очередь спрошу, как Вы?
Алена (36 лет): Очень плохо. Я уже перешла любую черту терпения боли. Я полностью зависима от болеутоляющих. Плачу, кричу… Мой сын закрывает уши руками и убегает из дома с криком: “Спасите мою маму!” Если бы Вы видели, как он вчера умолял врачей скорой помощи. Как вспомню, кусаю губы от боли. Хочу терпеть больше, чтобы поберечь ребёнка, его психику, но… (Умолкает.)
Стараюсь свыкнуться с мыслью, что однажды не проснусь… Уж и мечтала об этом, хотя в жизни я всегда была бойцом.
Стелла, мама Алёны (58 лет): Ну вот что ты говоришь, дочка? Что мне потом делать? Что делать твоему Никуше? Ведь это будет несправедливо, если он тебя совсем потеряет! Ребёнок день и ночь мечтает о твоём выздоровлении. На Новый год пишет письма Деду Морозу. Это единственное желание, которое он загадывает, задувая свечи в день рождения. Он молится о том, чтобы вновь бегать вместе с мамой.
(Алёна принимает болеутоляющее и продолжает.)
Алёна: Операция, которая меня спасёт, стоит дорого. Моя семья и так сделала для меня многое. Мне сделали 11 операций, на которые было потрачено более 100 тысяч лари. Мама продала всё, что можно было продать, взяла все кредиты, которые можно было взять. Мне помогли все друзья и родственники из тех, кто сочувствовал. Но сейчас мы совершенно безутешны. Ни у кого не осталось никаких ресурсов. Совсем ни у кого.
 
«Я принимаю болеутоляющие сверх меры, но не могу выносить бесконечную боль»
– Какой у Вас диагноз? Можете рассказать подробнее о Вашей болезни, об операциях?
Стелла: Я Вам расскажу. Алёна родилась с выпадением тазобедренного сустава.
Несмотря на ограниченные  возможности, она всегда работала, мучилась, пока её положение не осложнилось настолько …
Не знаю, какую ошибку допустили врачи, но вызванные ускорителями роды принесли такой результат. Потом я водила её на постоянные массажи, к врачу. Тогда была жива моя мама, и муж тоже жил вместе со мной. Было больше возможностей, и Алёна не испытывала недостатка внимания. Девочка так или иначе развивалась нормально, ходила, была активной, хоть и хромала. Лечащий врач не советовал делать операцию, пока кости не прекратят рост.
В 23 года, когда появились боли, мы сделали ей первую операцию. Это было тотальное эндопротезирование тазобедренного сустава. Ей был поставлен протез фирмы “Джонсон” с постоянной гарантией.
Металлическая конструкция, которую поставили Алёне
Алена: Он должен был работать минимум 20 лет. Но при установке из-за напряжения был повреждён нерв. Я вернулась к нормальной жизни, но почти ничего не чувствовала ниже колена. Передвигалась за счёт мышц. В 2012-м году я вышла замуж. В 2013-м родился мой Ника. Я родила с помощью кесарева сечения, по-другому и не смогла бы. Несмотря на то, что я не чувствовала ногу, я ходила, работала, вела обычный образ жизни. Периодически у меня болела нога, но я пила “Дексалгин”, и так проходил ещё один день.
– Почему Вы не обращались к врачу?
Алёна: Я была уже замужем. Супруг моим положением не интересовался, не хотел тратить деньги на моё здоровье. Наверное, не думал, что дело настолько серьёзное.
– Но он изначально знал о Вашей проблеме?
Алена: Да, конечно знал. Я не получала такой зарплаты, чтобы решить эту проблему. А от мамы я скрывала. Если бы я ей что-то сказала, то пришлось бы рассказать и о своём семейном положении, равнодушии мужа, ссорах. Я не хотела, чтобы мама переживала из-за всего вместе.
– Да, но ведь эта проблема была важнее всего?
Алёна: Важен был ребёнок, о котором я заботилась. Я старалась, чтобы у него было всё. Работала на двух работах, чтобы нормально жили. С 2017-го года у меня начались постоянные боли, я уже окончательно подсела на болеутоляющие.
Через год боль усилилась, и я наконец обратилась к врачу. Врач сказал, что нужна срочная операция. Но из-за отсутствия средств я не смогла сделать операцию. 17 июля 2019 года я упала. Уже не могла ничего скрывать…
 
«Нужно было срочно менять металлический протез, который был у меня в теле»
Стелла: Для меня это был шок. Как, оказывается, страдала моя дочь и как она скрывала такую боль за улыбкой. (Плачет.)
Алёна: Мама, мой отчим, который растил и ухаживал за мной с двух лет, бабушка, которая ещё была жива, и даже мой муж общими силами, долгами, кредитами и проданными из дома вещами смогли профинансировать ещё десять операций. А я – перенести эти операции.
– И супруг Вас поддерживал…
Алена: Только раз и лишь немногим. А потом… Потом решил, что добытчиком в семье я больше быть не смогу. Посчитал, что я стала для него обузой. Ему уже была не нужна Алёна-инвалид. Мы расстались. Мне очень трудно вспоминать, что пришлось пережить, как физически, так и душевно.
«Невозможно терпеть боль без маминой помощи. Она постоянно со мной»
– Почему Вам понадобилось ещё десять операций?
Алёна: Поменять протез оказалось не так-то легко. Из-за движения металла в основании собрались так называемые “опилки”. Меня чистили, отрезали плоть, “сажали в металл” – закрепляли винтами, “цементировали”. Господи, через какие мучения я прошла.
(Алёне трудно продолжать диалог.)
Это документация и снимки рентгена со всех операций. Их столько, что можно заполнить библиотеку
Лекарства Алёны. Ей нужны лекарства минимум на 400–500 лари в месяц
«Если бы я могла, подарила бы дочери собственный сустав, и мы совсем позабыли бы об этих железках»
(Разговор продолжает мама Стелла.)       
Стелла: Я не исключаю и врачебной ошибки. Поставили протез неправильного размера. Сустав трижды выпадал, были повреждены мышечные ткани. Пошла инфекция: сначала стафилококк, затем коли-инфекция. Господи, как страшно было смотреть на это. Нога стала огромной, совсем опухла. Дренажем вынимали огромное количество гноя. Это был кошмар. Гноя и сейчас много. Мы продолжаем процедуры. Вы уже видели, как нам приходится это делать в домашних условиях из-за отсутствия средств.
– Что сейчас может помочь?
Стелла: Операция, средств на которую нам никогда не найти, если нас не поддержат добрые люди. Я хочу обратиться к ним как отчаявшаяся мать: “Прошу, помогите мне и спасите мою дочь! Мою добрую, весёлую девочку, которая, несмотря на ограниченные возможности, как солнышко, освещала и наполняла радостью нашу жизнь. Она всегда была активной, образованной, любила порядок. Трудолюбивая как пчёлка. Умоляю, помогите мне вернуть мою девочку!”
– Во время операции вновь должны заменить протез?
Стелла: Да, нужно поставить протез, изготовленный из серебряного металла, чтобы избежать дополнительных инфекций. Необходимо вылечить её до конца, исправить создавшееся состояние. Именно поэтому эта операция обходится так дорого. Сами мы без помощи никак не сможем её оплатить.
– Если не удастся провести операцию вовремя, то…
Стелла: Даже не хочу представлять. Разовьётся сепсис, и я потеряю свою девочку. Потеряю самое дорогое, что у меня есть. Очень Вас прошу, не допустите горя ещё одной матери! Поддержите меня! Алёна – добрый и отзывчивый человек. Сама помогала нуждающимся, делилась с ними своим куском. И Вашу доброту она никогда не забудет.
– Госпожа Стелла, а Вы обращались за помощью к властям?
Стелла: Мы неоднократно писали заявления, но каждый раз получали отказ.
– И Вам ни разу не помогли?
Стелла: Операцию, которую сделали Алёне в 23 года, полностью профинансировал господин Лаши Жвания. Её стоимость составила 7 тысяч лари. Остальные десять операций, которые были сделаны позднее, профинансировали очень мало. Наверное, в сумме 4  тысячи лари. А ведь потрачено было более 100 тысяч лари. А теперь нам вообще отказывают.
– Как Вы себя чувствуете, Алёна? (Вижу, что она успокоилась.)
Алёна: Добрая моя, я как в клетке в этих ходунках. С шестью ногами, из которых я едва ли могу верить одной. Как мне из неё вылететь, взлететь, сделать много дел, работать, трудиться и смотреть за моим малышом? А в это время меня мучают боли, невыносимые боли, которым не видно конца. Я ничего не прошу у Бога, буду довольствоваться тем, что имею. Только бы он поставил меня на ноги, а с остальным я справлюсь сама.
Она очень быстро устаёт, а боль не прекращается. У неё болит постоянно
– Вы верите в Бога?
Алёна: Если бы я не верила в Бога, до сих пор бы не дожила. Что пришлось выдержать моему организму?! Какие эксперименты надо мной проводили врачи?! Я жива только благодаря воле Господа! Бог видит каждый наш шаг.
Вспоминаю одну историю, после которой я ещё больше поверила в добро, в Его милость и в самого Господа. Я была маленькой, это были 90-е. Папа (отчим) дал мне три монеты по 50 тетри. Мне надо было купить хлеб и фрукты для семьи. Я пошла на колхозный рынок, где увидела одну пожилую женщину, просившую милостыню. Недолго думая, я подарила одну монету, 50 тетри, ей. Потом зашла на рынок. Что я должна была купить на один лари? Ещё должны были остаться деньги на хлеб. Ну и что, что тогда были другие цены. Всё равно невозможно было купить за такие деньги столько продуктов, сколько в тот день я принесла домой. Все торговцы взвешивали мне больше того, что я говорила. Я подумала, что это точно из-за того, что я сделала добро бабушке. Через два дня я сделала то же самое, но в этот раз мне не повезло. Знаете, почему так получилось? Потому, что в первый раз я сделала добро бескорыстно, а второй раз – с умыслом. Господь видит только бескорыстную доброту и вскоре за неё вознаграждает, когда мы этого не ждём.
***
Эта история засела у меня в голове. Я думала, насколько близки к Богу Вы, верные друзья нашего Фонда, потому что всегда делаете подобные добрые дела. Делаете добро бескорыстно, иногда даже инкогнито. Пусть Господь хранит каждого из Вас и даст Вам долгих лет жизни за посеянное Вами добро. А то, что Вы пожертвуете для Алёны, станет ещё одним добрым делом, которое приблизит Вас к Богу.
 «Моя мама ведь будет жить?»
       У ворот меня снова встретил маленький Ника, который до сих пор стеснялся и прятался. Снова спросил меня звонким голосом: «Тётя, моя мама ведь будет спасена?» Как я могла не ответить согласием на этот вопрос, когда за моей спиной столько добрых людей?!
Адрес Алёны Заридзе: г. Тбилиси, ул. Бухаидзе, 13.
А если Вам тяжело на душе из-за бытовых проблем или нерешённых вопросов, отвлекитесь на секунду и посмотрите в «Фейсбуке» наши посты. А ещё лучше позвоните любому нашему бенефициару, и все Ваши проблемы Вам покажутся неважными в сравнении с теми, кому Вы открыли своё доброе сердце и пришли на помощь в самую трудную минуту его жизни.
Наши проблемы – ничто в сравнении! Вот оно – настоящее горе! Оно перед Вашими глазами! И возблагодарите Господа за то, что имеете. Вы – самый счастливый человек на свете! Помните это и помогайте нуждающимся.
Каждый раз, когда Вы можете помочь кому-то, просто сделайте это и радуйтесь тому, что Бог отвечает на чьи-то молитвы через Вас!
Не забудьте сделать перепост нашей истории. Пусть о горе этой семьи узнают и Ваши друзья! Это очень важно!
Друзья, есть ещё одна просьба: если Вы знаете о несчастье соседа или знакомого, сделайте Богоугодное дело, напишите нам на электронный адрес: office-fsp@fsp.ge.
Счёт нашего Фонда: 
#GE15TB7194336080100003
#GE42LB0115113036665000
#GE64BG0000000470458000
(назначение: Алёна Заридзе)
Вы также можете перечислить деньги с нашего сайта 
Перечислить деньги можно и с терминалов TBCpay и ExpressPay. В разделе «Благотворительность» найдите наш Фонд (с дополнительными правами и обязанностями Фонда можете ознакомиться по ссылке https://goo.gl/GY2Gus).
Мы с Вами помогли уже тысячам обездоленных! Давайте же поддержим и эту семью! И кто знает, может, когда-то помощь незнакомых людей понадобится и нам самим! Жизнь ведь так непредсказуема!
У нас хорошая новость: теперь истории наших бенефициаров Вы можете прочитать в Instagram: https://www.instagram.com/chernovetskyi.fund/ и Telegram: https://t.me/ChernovetskyiFund.
А всего только один звонок по специальному телефону может спасти кому-то жизнь: 0901 200 270!


Выберите сумму:
Способ оплаты:
Для пожертвований на территории Грузии
Для пожертвований со всего мира
Счета нашего Фонда:
GE15TB7194336080100003
GE42LB0115113036665000
GE64BG0000000470458000

Похожие проекты:

Главное меню

Как помочь როგორ დავეხმაროთ How to help How to help