Одна я совсем, деточка – некому даже воды подать, некому даже выплакаться… - Проекты - Фонд Черновецкого

Благотворительный Фонд Черновецкого

Главное меню

Одна я совсем, деточка – некому даже воды подать, некому даже выплакаться…

page info icon
28 сентября 2022 г.
«Не бойся меня. Я похожа на страшную бабушку из сказок, но я ещё молода в душе. Знаешь, сколько мучений и боли я за свою жизнь видела? Вот и не выдержала. Под их тяжестью и сгорбилась. Хожу – еле ноги волочу. За день слово не пророню. Одна совсем – некому даже воды подать, некому даже выплакаться…»
Счета нашего Фонда:
GE15TB7194336080100003
GE42LB0115113036665000
GE64BG0000000470458000
Благотворительный номер:
Собрано:
2 854,89 ₾
( 194 Благотворителей )
Выберите сумму:
Способ оплаты:
Для пожертвований на территории Грузии
Для пожертвований со всего мира
Одна я совсем, деточка – некому даже воды подать, некому даже выплакаться…
СДЕЛАЙ СРАЗУ РЕПОСТ, ДОБРЫЙ ЧЕЛОВЕК! ПОМОГИ И СВОИМ ДРУЗЬЯМ ПРИБЛИЗИТЬСЯ К БОГОУГОДНОМУ ДЕЛУ!
А если тебе грустно от насущных проблем, - сравни их с проблемами этой несчастной и доброй старушки!
«70-летняя Додо совсем одна. Только боль и отчаяние в глазах доброй грузинки»
«Не бойся меня. Я похожа на страшную бабушку из сказок, но я ещё молода в душе. Знаешь, сколько мучений и боли я за свою жизнь видела? Вот и не выдержала. Под их тяжестью и сгорбилась. Хожу – еле ноги волочу. За день слово не пророню. Одна совсем – некому даже воды подать, некому даже выплакаться…»
Судьба Додо Какабадзе – кошмар длиною в жизнь и угроза смерти в одиночестве. Светлых воспоминаний у неё просто нет, а есть только нищета и борьба за кусок хлеба. С 8-го класса пошла работать на машиностроительный завод и совсем забыла про счастье.
Поддержим её, друзья! Это шанс для нас стать ближе к Богу!
Додо: Я жила с отчимом. Мы были очень бедны. Отчим работал на автомобильном заводе рабочим, а я с малых лет делала по дому всю грязную работу, как в сказке про Золушку. Но у моей сказки несчастливый конец. Тут нет ни принца, ни дворца, а есть лишь страдания и боль. Но и это не самое страшное в моей жизни. Кто не работал, чтобы прокормить семью?
– Вы ещё и работали?
Додо: С 16 лет! И не на фабрике какой-то. Я закончила всего восемь классов, а потом мама сказала, что она не справляется одна с семьёй и ей нужна моя помощь. Вот я и бросила учёбу. А я так хотела учиться! Начала ухаживать за младшим братом, за домом, за скотом. Когда не хватало денег, мне сказали идти работать. Я выучилась на секретаря, научилась печатать на машинке и устроилась на работу, где мне платили 80 рублей. Отчим сказал, что этого мало, и устроил меня на Кутаисский автозавод. Я, 16-летняя хрупкая девочка, собирала детали автомашин, поршни. Знаете, как это тяжело? Все смотрели на меня как на сумасшедшую. Я работала как мужик. Получала 300 рублей. Мама и отчим были довольны, ведь я все деньги им отдавала. Если кто-то болел или нужно было работать сверхурочно – я была незаменима. Мне говорили: «А тебе что, дома никто не ждёт, поработай…»
«И раньше меня не ждали дома, а теперь я и вовсе одна. Видимо, я обречена на одиночество»
– Меня ком в горле душит от Вашей истории. Представляю, каково было Вам. 
Додо: Эх, если бы знала, что судьба уготовит мне страшную участь – одинокую старость, когда некому даже подать стакан воды, не с кем обмолвиться словечком за весь день, я, наверное, по-другому построила бы свою жизнь.  Больше о себе бы думала, не бросила бы учёбу, не работала бы как ломовая лошадь. Иногда кусок масла со стола крала и втихаря на руки мазала: такие мозоли были. Они трескались и кровоточили.
– Кроме одиночества, что Вас беспокоит?
Додо: Всё болит, деточка, абсолютно всё! Я не помню этих умных названий. Из-за этого горба всё болит: дышать трудно, сердце болит, желудок, ноги – всё, особенно душа. Ведь я совсем, совсем никому не нужна. Иногда я не могу даже лечь на кровати и сплю сидя. Сил нет даже позвать на помощь. Боюсь, что умру вот так одна, а соседи меня найдут только на следующий день.
«Совсем одна в недостроенном доме среди груды хлама»
– Вы никогда не были замужем?
Додо:  Всю свою жизнь я страдала от одиночества. После того, как мама создала вторую семью, меня никто и не любил. Я не знаю, каково это. Я как будто была рождена, чтобы работать. Меня никто не замечал, а я забивалась в самые дальние углы нашего дома и тихонько плакала, зажмурив глаза, в надежде, что это страшный сон, что я открою глаза, и весь этот кошмар исчезнет. Но я выросла, стала сильной, но вот осталась совершенно одна. Ни мужа, ни детей. Родственники есть, но у них своя жизнь. Никому не нужна старая скрученная бабка.
– Получается, Вам совершенно некому помочь? Как Вы справляетесь одна? Кто-то же должен стирать, готовить?
Додо: Пока как-то справляюсь с Божьей помощью. Стираю сама руками в холодной воде. Иногда готовлю, редко правда. Соседи подкармливают: добрые они у меня. То у одних родственников жила, то у других, потом решила в свой дом перейти. Он не достроен: нет окон, нет дверей. Засну одна, проснусь – на мне то соседская курица сидит, то бездомная собака. Летом было ещё ничего. А когда станет холодно? Окочурюсь, наверное. У меня даже мебели нет. Вот почему мне так больно: 35 лет трудилась не покладая рук, но, как оказалось, не для себя, а для других. Эх, Господь всем судья.
«Трудилась, трудилась, а оказалась у разбитого корыта» 
– Мы очень сочувствуем Вам. Вы к кому-то обращались за помощью? К местным властям, например?
Додо: Куда я только не писала, когда ещё были силы и руки не так сильно тряслись. Они поддерживают как могут. В нашем районе много маленьких детей голодает, как я могу у них изо рта кусок хлеба вырывать? А пенсии совершенно не хватает.
– Как Вы тут вообще живёте?
Додо:  А что поделать? Хоть крыша над головой. У меня есть иконы, я часто обращаюсь к Всевышнему, правда, своими словами, но от всей души. Я молю Его о том, чтобы никто не страдал от одиночества.
«Утром просыпаюсь, а на мне или курица сидит, или бездомная собака»
– Верите ли Вы в доброту посторонних людей?
Додо: А как же! У меня добрые соседи – заглядывают, спрашивают, как я, обедом делятся. Знаю, мир не без добрых людей.
– Вы говорили, что не мечтали никогда. А сейчас Вы о чём-то мечтаете?
Додо: Я одна, деточка, совсем одна. Вы знаете, как это страшно?
– Что, по Вашему мнению, Вам нужно в первую очередь?
Додо: Не сочтите за наглость, но мне очень нужно починить дом к зиме. Нужны окна, двери. Посмотрите сами: у меня ничего нет. Мне нужна хоть какая-то мебель. Смешно получается: уже два часа с Вами о своей несчастной судьбе говорю, наверное, легче было бы помереть. Но жизнь такая сладкая штука! Мне же недолго осталось – хочется последние годы прожить так, как подобает человеку. 
«Вот и всё богатство, которое есть у меня»
– Я вижу, что у Вас нет холодильника. Где Вы храните пищу?
Додо: Нигде. Вот в этом шкафу на нижних полках лежит посуда, а на верхних – одежда. Если есть еда, я и её туда убираю. Хорошо бы, конечно, хотя бы самый-самый крошечный. А вот стиральная машинка мне и правда очень нужна: сил нет совсем. А кто мне постирает? Простыни приходится часто стирать. Я их полоскаю в холодной воде, да и развешиваю. А что делать? Стирального порошка нет и в помине.
Вот тут Додо спит полусидя, потому что лечь она не может
– Хорошо, что решились обратиться к нам.
Додо: Это соседка моя. Я счастлива, что Вы пришли! Со мной давным-давно никто не разговаривал так долго.
– У нашего Фонда много добрых друзей. Я уверена, что они захотят с Вами познакомиться.
Додо: Я буду так рада, если кто-то вспомнит обо мне! Дай Бог всем здоровья! Я Вас так жду и зову. Мои молитвы о Вас, друзья Фонда!
Чем мы можем облегчить страдания этой несчастной бабушки?
***
Не оставим бедную одинокую бабушку без внимания! Мы, вся Грузия, станем её детьми и внуками и позаботимся о ней! Одинокая старость, беспомощность – пожалуй, это самая страшная участь.
На долю Додо выпали все страдания, какие только можно себе представить. Так, может, именно мы с Вами сможем принести ей ту долгожданную крупицу радости? Пожилые люди – они как дети. Им так необходимы ласка и тепло, элементарное общение, не говоря уже о нормальных условиях жизни. Давайте вместе облегчим жизнь несчастной старушки и напомним ей, что такое радость!
Додо остро нуждается в продуктах питания, медикаментах, бытовой технике, мебели и ремонте дома. Если не успеть поставить окна и двери к холодам – она просто может замёрзнуть. Вы это себе сможете простить?
Вы также можете лично познакомиться с ней и оказать посильную помощь. А Бог благословит Вас и вознаградит! 
Её адрес: Цхалтубский муниципалитет, деревня Баноджа.
Каждый раз, когда Вы можете помочь кому-то, просто сделайте это и радуйтесь тому, что Бог отвечает на чьи-то молитвы через Вас!
Мы уверены, что вместе мы сможем спасти её от верной гибели.
Не забудьте сделать перепост нашей истории. Пусть о горе этой семьи узнают и Ваши друзья! Это очень важно!
Друзья, есть ещё одна просьба: если Вы знаете о несчастье соседа или знакомого, сделайте Богоугодное дело, напишите нам на электронный адрес: office-fsp@fsp.ge.
Счёт нашего Фонда:
#GE15TB7194336080100003
#GE42LB0115113036665000
#GE64BG0000000470458000
(назначение: Додо Какабадзе)
Вы также можете перечислить деньги с нашего сайта.
Перечислить деньги можно и с терминалов TBCpay, ExpressPay. В разделе «Благотворительность» найдите наш Фонд (с дополнительными правами и обязанностями Фонда можете ознакомиться по ссылке https://goo.gl/GY2Gus).
Мы с Вами помогли уже тысячам обездоленных! Давайте же поддержим и эту семью! И кто знает, может, когда-то помощь незнакомых людей понадобится и нам самим! Жизнь ведь так непредсказуема!
У нас хорошая новость: теперь истории наших бенефициаров Вы можете прочитать в Instagram: https://www.instagram.com/chernovetskyi.fund/ и Telegram:  https://t.me/ChernovetskyiFund.
А всего только один Ваш звонок по специальному телефону может спасти кому-то жизнь: 0901 200 270! Будьте благословенны!

Выберите сумму:
Способ оплаты:
Для пожертвований на территории Грузии
Для пожертвований со всего мира
Счета нашего Фонда:
GE15TB7194336080100003
GE42LB0115113036665000
GE64BG0000000470458000

Похожие проекты:

Главное меню

Как помочь როგორ დავეხმაროთ How to help How to help