Меня приговорили к высшей мере наказания! Невыносимой боли! - Проекты - Фонд Черновецкого

Благотворительный Фонд Черновецкого

Главное меню

Меня приговорили к высшей мере наказания! Невыносимой боли!

page info icon
6 октября 2022 г.
«Приговор на страдания таким как я одиноким выносят те начальники, кто обязан заботиться о страдающих людях! Ведь я гражданка - Грузии и горжусь этим! Но Боже мой, как же больно! По-моему, нельзя так относится к людям…!
Счета нашего Фонда:
GE15TB7194336080100003
GE42LB0115113036665000
GE64BG0000000470458000
Благотворительный номер:
Собрано:
1 183,83 ₾
( 88 Благотворителей )
Выберите сумму:
Способ оплаты:
Для пожертвований на территории Грузии
Для пожертвований со всего мира
Меня приговорили к высшей мере наказания! Невыносимой боли! 
СДЕЛАЙ СРАЗУ РЕПОСТ, ДОБРЫЙ ЧЕЛОВЕК! ПОМОГИ И СВОИМ ДРУЗЬЯМ ПРИБЛИЗИТЬСЯ К БОГОУГОДНОМУ ДЕЛУ!
«Приговор на страдания таким как я одиноким выносят те начальники, кто обязан заботиться о страдающих людях! Ведь я гражданка - Грузии и горжусь этим!  Но Боже мой, как же больно! По-моему, нельзя так относится к людям…!
Сколько раз я мечтала о смерти! Сколько раз думала, неужели в аду испытывают страдания страшнее? Что может быть страшнее?! Я почти вся горю в огне, меня грызёт и ест этот отвратительный недуг. Я даже рвала на себе волосы, билась головой о стену от боли… У меня нет ног! Это разве ноги?! А когда к этой боли добавляются ещё и голод с одиночеством… Никто воды не подаст, даже если умирать буду. Наверное, моё измученное тело найдут только через несколько дней…» – говорит нам плача Мариам, оперевшись на каталку. Она с трудом открыла нам дверь и со слезами, но тепло и радушно пригласила нас в дом.
 
«Вот так и ползаю… В руках нет сил, не могу опираться. На мои руки уже не понадеешься…»
Мариам Садзаглишвили – 60 лет. Она инвалид первой группы. Уже 20 лет страдает от тяжёлых заболеваний, не может передвигаться без вспомогательных средств. Хотя и ими ей пользоваться трудно, потому что она совершенно одна. У неё нет никого, кто помог бы, подал лекарство, дал попить воды. Одиночество и отсутствие средств усугубляют её страдания.
 «Я совершенно одна, даже воды подать некому…»
– Какой у Вас диагноз, Мариам? Как начались и развивались болезни?
Мариам: Три недуга одновременно пытаются меня уничтожить. Хотя я уже уничтожена. Наверно, хуже этого только смерть… Мои болезни – это полиневрит, остеопороз и коксартроз. Уже не говорю о том, что мой желудок совершенно уничтожен после того, как я принимала на протяжении долгих лет столько лекарств и гормонов. У меня язва желудка и эрозия двенадцатиперстной кишки. Но без лекарств я не выдержу адских болей, лекарства необходимы. У меня сейчас нет возможности их покупать, и Вы видите, как я страдаю. На свою пенсию я могу покупать только гормоны. Потом остаюсь голодная. Если бы Вы знали, сколько раз я не могла уснуть из-за голода… (Плачет.)
 «Никто не придёт на помощь, если буду кричать…»
Как мне стыдно кого-то просить. Тут я не знаю даже соседей, они такие закрытые, ни с кем не общаются. Кому нужна такая больная и бесполезная, как я?! Можно, я прилягу? Когда так сижу, очень больно…
– Конечно… Если хотите, я Вам помогу, передохнём.
 «У меня нет ортопедического матраса, а на этом мне никак нельзя лежать. Мне очень трудно…»
Мариам: Нет, нет, я могу говорить. Я тоскую о том, чтобы послушать человека. Я ведь всё время одна. Отца я потеряла давно, мама умерла четыре года назад, нет ни братьев, ни сестёр. Я никогда не была замужем. У меня нет детей, некому обо мне позаботиться. Разговариваю только со стенами. Только они зрители моих стонов и рыданий.
– Как, Вас совсем никто не навещает? Ни родственники, ни друзья?
Мариам: Ой-ой-ой, забудьте… Родственники давно выкинули меня как бесполезную вещь. И друзья потихоньку пропали.
«Такая я уже никому не нужна…»
Ко мне иногда приходит батюшка, отец Гоча. Только он моя надежда и утешение. Я исповедуюсь. Но один раз он на меня рассердился из-за суицидальных мыслей.
– Вы думали о самоубийстве?
Мариам: Вот как не думать?.. Боль, одиночество… Я задыхаюсь в этой темнице. Как давно моя нога не ступала на землю. Я грешу, но эти мысли приходят сами по себе. Раньше я читала книги, чтобы отвлечься, но теперь уже и зрение испортилось. Да и разве боль позволит читать?
 «Много раз из-за боли я мечтала о смерти»
Я дважды была парализована. Впервые тогда, когда у меня только начался полиневрит. А второй раз – 8 лет назад. Вот уже восемь лет, как я совсем не могу ходить.
– Сколько лет уже у Вас эти болезни?
Мариам: Двадцать лет. На протяжении сорока лет я была архитектором, полной сил и энергии женщиной. Я была активной, любила жизнь. Я работала, была успешной, и друзей у меня было много. 
Была зима. Я почувствовала слабость в конечностях, потом онемение, которое не проходило. Меня повезли в инфекционную. Насколько помню, тогда врачом был Деисадзе. Мне поставили полиневрит. Я вроде поборола болезнь, не сдавалась. Но через два года меня парализовало. Через какое-то время я всё-таки встала. Конечно, работать я уже не могла. Активной жизнью жить не могла, но и такой беспомощной не была. 
«Не могу без слез смотреть на фотографии моей молодости»
Мама ухаживала за мной на протяжении долгих лет. Знаете, какая у меня была хорошая мама. Так скучаю по моей красивой маме. Потом мама состарилась, заболела. У неё началась болезнь Альцгеймера, и она сама нуждалась в моём уходе. Можете себе представить, в каком положении мы оказались? Я еле ползала и так ухаживала за моей любимой мамой. Но моё состояние становилось всё хуже. Я также приобрела коксартроз и остеопороз, будто у меня было мало проблем.
 «Только у мамы болело за меня сердце. Но она тоже ушла… У меня горит душа!»
– Родственники Вам и тогда не помогали?
Мариам: У Вас была программа домашнего ухода. Мы были Вашими бенефициарами. Приходили Ваши представители и ухаживали за мамой. У неё не было ни единого пролежня. Как хорошо я помню Вашу доброту. И эту каталку мне подарил Ваш Фонд. Четыре года назад мама умерла в возрасте 92 лет. И моё положение стало уже тяжелее некуда. Я осталась совершенно одна.
Пока мама была жива, мы получали её пенсию и социальное пособие. Это было хоть каким-то подспорьем. После смерти мамы мне больше не платят пособие. Как можно такому нуждающемуся человеку, как я, который практически всё время голодает, снимать социальное пособие? Государство платит мне пенсию – 275 лари. Из них 65 лари удерживает банк. Остаётся 210 лари. Спрашиваю Вас, как такой тяжело больной человек, который не может даже спуститься за лекарствами и продуктами, должен выживать на эти 210 лари?
 «Вот мой запас. Фактически мне придётся голодать» 
Ещё хорошо, что у меня есть батюшка. Дай Бог ему здоровья. Он настоятель храма Архангелов, мой отец Гоча. Ему меня очень жаль. Он помогает мне чем может. У самого финансовые сложности. Батюшка многодетный, у него куча забот. И какое это благо и добродетель, что он находит время и для меня!
Ещё приходит медсестра из «Каритаса», наводит порядок в моём доме. Не могу жить в грязи. Я ей благодарна! Это она позвонила в Ваш Фонд, я бы даже не смогла узнать номер. У меня нет интернета, и из дома я выходить не могу. Когда мне что-то нужно, я прошу батюшку. И мою пенсию получают Лела (медсестра «Каритаса») или батюшка. Они же приносят мне еду и лекарства.
– Каждый день?
Мариам: Нет, что Вы. Как я могу беспокоить кого-то каждый день? Раз в неделю, и за это я благодарна. Еды не хватает на неделю, и я сижу голодная… (Плачет.)
 
«Знаете, как трудно терпеть одновременно голод и боль…»      
– А почему банк удерживает сумму?
Мариам: Из-за кредита в 1700 лари, который я взяла в банке, когда мне понадобилось на лекарства. Это было необходимо и неотложно. И сейчас так, но теперь банк не даст мне кредит. А даже если и даст, чем мне его платить? Если у меня с пенсии будут ещё что-то удерживать, я не смогу существовать. Поэтому лучше уж мне сейчас умереть…
– Успокойтесь, Мариам! Мы пришли именно для того, чтобы помочь Вам. Мы у Вас дома для того, чтобы рассказать нашим верным читателям о Вашей беде. Добрые люди обязательно откликнутся, примут близко к сердцу Ваше положение. Знаете, скольких людей они спасли и вывели из беспомощного состояния?
Мариам: Правда? Мне нужна помощь лекарствами и едой. Может, у кого-то будет ортопедический матрас, чтобы я могла хотя бы нормально лежать. Наверное, скоро, кроме этого, ничего не смогу.
«Эту коляску мне подарили. Но выходить из дома без посторонней помощи я всё равно не могу…»
Если бы Вы знали, какую надежду мне подарили! Я буду молиться за всех каждый день. И сейчас я молюсь каждый день и исповедуюсь. Я с детства живу по церковным правилам. Наверное, эта вера помогла мне дожить до сих пор. Я всегда говорила себе: «Мариам, ты не должна упасть! Мариам, ты должна это сделать!» Просто сейчас, когда мне стало так трудно, когда боли стали невыносимыми, меня осаждают суицидальные мысли. Потом батюшка меня ругает, и я каюсь. Господи, прости меня грешную!
 
«Я каждый день молюсь и прошу Господа хранить всех нуждающихся»
– Мариам, а местные власти Вам чем-то помогают?
Мариам: Раз в год как милостыню выдавали 300 лари. Что было, то было. Я была благодарна. А в прошлом году мне зачислили только 100 лари. Дорогое правительство, моё положение не улучшилось, а ухудшилось И вместо того чтобы прибавить, Вы уменьшаете помощь? Кому мне жаловаться, даже не знаю. Видите, ходить не могу. Я никуда не смогу пойти и попросить о чём-то. Даже чтобы получить документы, я беспокою батюшку. И то, когда положение безвыходное. У него много духовных детей, таких же нуждающихся, как я. Трудно найти время для всех. Вы же понимаете?
– Ранее Вы с досадой отметили, что даже не знаете соседей. Вы тут живёте недавно? Эта квартира принадлежит Вам?
Мариам: Мой переезд сюда – отдельная история. Рассказать Вам?
– Да, конечно, если можете.
Мариам: Когда мама умерла, я осталась совсем одна. Мне было очень трудно. У меня была большая квартира. Я решила попросить подругу за мной присмотреть, а я бы поделилась с ней жилплощадью. Она снимала жильё. У неё не было квартиры. А она мне предложила продать мою квартиру, так как там она бы не поместилась с семьёй. Сказала, что у неё есть сбережения. «Добавлю, – говорит, – и куплю квартиру получше, с большим количеством комнат. У тебя будет своя комната, и мы все поместимся». С этого началось моё новое несчастье.
Она мне помогла с продажей квартиры. Пришло время освобождать квартиру. Моя подруга совсем не спешила покупать новую квартиру. Новый хозяин моей квартиры оказался Божьим человеком. Узнав о моём положении, не торопил меня с переездом. И как я могла её освободить, будучи в таком положении?! А моя подруга и не думала о нашей договоренности, которую мы также скрепили контрактом.
Проходили месяцы… А она не то что не купила квартиру, а даже не спрашивала, как я. Потом, когда я ей пригрозила судом и напомнила об условиях договора, она мне «швырнула» вот эту комнату в 20 квадратных метров. Пересчитала все расходы, даже те контейнеры, в которых когда-то приносила мне обед…
Она меня всё-таки обманула. Но я бы не смогла бегать по судам. Я и так при смерти… Поэтому согласилась на этот «спичечный коробок». Это было лучше, чем остаться на улице. Не знаю, почему люди рождаются такими. Я ей доверилась, желала ей добра. А она так меня подвела. Теперь некому за мной ухаживать, некому сопереживать. Я узница этой темницы с высшей мерой боли!
– Что Вас огорчает больше всего? Что бы Вы изменили, если бы могли повернуть время вспять?
Мариам: Семья! Наверное, я бы создала семью. Родила бы ребёнка. Как я жалею, что не вышла замуж. Один раз я была влюблена… Отец не разрешил за него выйти. Тогда было другое время. Мой отец был очень строгим, я его боялась. Потом начались проблемы. Мне было 38 лет, когда понадобилась операция на матке. Мне вырезали всё. Это было до того, как я заболела полиневритом. Ох, сколько же боли мне пришлось вытерпеть в жизни…
 «У меня так ослабли мышцы… Я похудела на 15 килограмм. Скоро от меня останутся кожа и кости…»
– Вспомните, пожалуйста, какую-нибудь историю, которую никогда не забудете. Только хорошую.
Мариам: Мне вспоминается снова грустная. Можно?
– Рассказывайте.
Мариам: Несколько лет назад одна подруга обещала мне помочь. Тогда я ещё стояла на ногах. Я пришла к ней домой, а её не было – улетела за границу. Теперь думаю, что она специально позвала меня в то время, когда знала, что её уже не будет в Грузии. Я вернулась в слезах. Это была моя последняя надежда. 
Когда я дошла до станции метро, обнаружила, что у меня уже нет кошелька. Наверное, выпал по дороге, или вытащили. Я стояла у входа, и у меня текли горькие слёзы. Никто меня не заметил, никто не помог. Я попросила, но контролёр не пропустил меня без билета. Мне было очень больно. Вот так мне не везло с самого начала…
Потом я вернулась и еле дошла пешком до дома. Шла пешком от Марджанишвили до Варкетили на тех самых ногах, которые у меня тогда уже ужасно болели. Хотя, если бы я сейчас могла столько ходить, проходила бы, наверное, это расстояние десять раз в день…
 «Мне с самого начала не везло…»
***     
Друзья, я верю, что история Мариам тронула каждого из Вас. Её положение, и правда, крайне безнадёжно! У неё нет еды, нет лекарств. Боли усиливаются, состояние ухудшается. Если мы ей не поможем срочно, потом может быть поздно. Однажды её не заметили плачущей у входа в метро, сделали больно. Не будем повторять этого. Возьмем её крепко за ту руку, которую, кто знает, может, она протягивает нам в последний раз…
Если кто-то из Вас решит навестить Мариам Садзаглишвили лично, делюсь с Вами её адресом: Тбилиси, поселок Вазисубани, Третий микрорайон, Второй квартал, улица Джумбера Лежава, дом 20, квартира 911.
Пусть Господь хранит и благословляет всех, кто сочувствует и поддерживает нуждающихся!
А если Вам тяжело на душе из-за бытовых проблем или нерешённых вопросов, отвлекитесь на секунду и посмотрите в «Фейсбуке» наши посты. А ещё лучше позвоните любому нашему бенефициару, и все Ваши проблемы Вам покажутся неважными в сравнении с теми, кому Вы пришли на помощь в самую трудную минуту его жизни.
Наши проблемы – ничто в сравнении! Вот оно – настоящее горе! Оно перед Вашими глазами! И возблагодарите Господа за то, что имеете. Вы – самый счастливый человек на свете! Помните это и помогайте нуждающимся.
Каждый раз, когда Вы можете помочь кому-то, просто сделайте это и радуйтесь тому, что Бог отвечает на чьи-то молитвы через Вас! Мы уверены, что вместе мы сможем согреть её сердце и вернуть веру в будущее.
Не забудьте сделать перепост нашей истории. Пусть о горе этой семьи узнают и Ваши друзья! Это очень важно!
Друзья, есть ещё одна просьба: если Вы знаете о несчастье соседа или знакомого, сделайте Богоугодное дело, напишите нам на электронный адрес: office-fsp@fsp.ge.
Счёт нашего Фонда:
#GE15TB7194336080100003
#GE42LB0115113036665000
#GE64BG0000000470458000
(назначение: семья Садзаглишвили)
Вы также можете перечислить деньги с нашего сайта.
Перечислить деньги можно и с терминалов TBCpay, ExpressPay. В разделе «Благотворительность» найдите наш Фонд (с дополнительными правами и обязанностями Фонда можете ознакомиться по ссылке https://goo.gl/GY2Gus).
Мы с Вами помогли уже тысячам обездоленных! Давайте же поддержим и эту семью! И кто знает, может, когда-то помощь незнакомых людей понадобится и нам самим! Жизнь ведь так непредсказуема!
У нас хорошая новость: теперь истории наших бенефициаров Вы можете прочитать в Instagram: https://www.instagram.com/chernovetskyi.fund/ и Telegram: https://t.me/ChernovetskyiFund.
А всего только один Ваш звонок по специальному телефону может спасти кому-то жизнь: 0901 200 270! Будьте благословенны!

Выберите сумму:
Способ оплаты:
Для пожертвований на территории Грузии
Для пожертвований со всего мира
Счета нашего Фонда:
GE15TB7194336080100003
GE42LB0115113036665000
GE64BG0000000470458000

Похожие проекты:

Главное меню

Как помочь როგორ დავეხმაროთ How to help How to help