Благотворительный Фонд Черновецкого

МОЖЕТ, ЗАВТРА – В РЕАНИМАЦИЮ

11 ноября 2021 г.       849
Гоча не может говорить. Из-за этого с ним случаются ужасные вещи. Один раз мама с папой и братик с сестричкой не поняли, и у него лопнул аппендицит. В другой раз не поняли – и развилось воспаление лёгких. Если не поняли – реанимация. Родные всё время начеку! Он только слабо хнычет, когда плохо, даже ручками не может показать. И тогда мама кладёт его голову себе на грудь, на сторону сердца. Очень часто кладёт, потому что часто плохо. И у мамы Майи давно болит сердце, и надо к врачу.
2 187,85 ₾
137
Благотворителей
собрано

МОЖЕТ, ЗАВТРА – В РЕАНИМАЦИЮ

СДЕЛАЙ СРАЗУ РЕПОСТ, ДОБРЫЙ ЧЕЛОВЕК! ПОМОГИ И СВОИМ ДРУЗЬЯМ ПРИБЛИЗИТЬСЯ К БОГОУГОДНОМУ ДЕЛУ!

Гоча не может говорить. Из-за этого с ним случаются ужасные вещи. Один раз мама с папой и братик с сестричкой не поняли, и у него лопнул аппендицит. В другой раз не поняли – и развилось воспаление лёгких. Если не поняли – реанимация. Родные всё время начеку! Он только слабо хнычет, когда плохо, даже ручками не может показать. И тогда мама кладёт его голову себе на грудь, на сторону сердца. Очень часто кладёт, потому что часто плохо. И у мамы Майи давно болит сердце, и надо к врачу.

 Но Гоче врачи нужнее, можно сказать, они его вырастили. Научили маму Майю кормить его через носик. Мама готовит суп или кашу, потом наливает в шприц и отправляет по трубочке (зонду) сыну. Вот и покушали. А потом надо думать, чем в следующий раз кормить и Гочу, и двух других деток. Вот Николоз (8 лет) и Иза (7 лет) сами могут есть, и никакая трубочка им не нужна. И аппетит у них хороший. Только осталось достать для них еду.

А это уже сложнее на 590 лари. И еду достать, и памперсы, и лекарства, и до столичной больницы доехать, и коммунальные оплатить. Всё это никак не получается у семьи Хецуриани.

Этот славный малыш вырос в клинике Иашвили

Майя, какой диагноз у Вашего младшего сына Гочи? И когда впервые проявилась болезнь?

Майя: У Гочи несколько диагнозов: ДЦП, эпилепсия, микроцефалия. Судороги с двухнедельного возраста. Нас сразу отослали в тбилисскую клинику Иашвили. Там меня и научили правильно обращаться с моим сыночком. Мой малыш сам ничего не может: ни есть, ни сидеть, ни ходить, ни говорить, ни поворачиваться. У него часто случаются судороги. Вот вчера были пять секунд, и сами прошли. В таких случаях надо уложить Гочу набок и поправить ему голову. Если совсем плохо, и мы не справляемся, то переезжаем на время в больницу. (Вздыхает.)

Иза: «Не слишком ли ты давишь на него, Нико?»

Нико: «Разве не видишь, ему со мной хорошо как у Христа за пазухой»

Сложно ведь кормить через зонд? Наверное, никому не доверяете?

Майя: А никто из домочадцев и не станет – боятся. Я быстро научилась. Нужно знать дозу еды. Нельзя давать горячее. Следить надо: если закашлял, сразу же вынуть зонд, чтобы не подавился. Эта трубка (назогастральный зонд) вставляется через носик и идёт к желудку. В рот её класть нельзя: у Гочи зубки, он станет её жевать. Зонд надо менять раз в неделю, но я его меняю и того чаще – через четыре дня. Всё-таки еда, он пачкается. Даю супы, иногда бульон, каши взбиваю блендером.

«Сейчас мой мальчик будет обедать»

Как Гоча даёт Вам понять, что голоден?

Майя: Ой, он открывает и закрывает ротик как рыбка. (Улыбается.)

Чувствуется, что Вы приняли болезнь сына и давно свыклись с ней.

Майя: Только Бог решает, дать нам здорового ребёнка или больного. Мой мальчик спасён Богом и врачами. Господь не раз сотворил чудо для моего мальчика. Когда он лежал в реанимации клиники Иашвили с тяжёлой пневмонией, с несбиваемой температурой 40 и был подключён к кислородному аппарату, врачи не давали шансов, что Гоча выживет. Хотя и делали всё возможное. Но он смог, он борец!

Мечта всей моей жизни – дети. Мне как-то в молодости сказали, что я не смогу стать матерью. (У меня были проблемы по женской части – кисты.) Я просила, умоляла Господа: “Дай мне детей!” Имею ли я сейчас право выбирать? Упрекать, что Он дал мне не то? Это Божий дар. Особенные дети такие сладкие! Заклинаю всех родителей таких деток – не бросайте, не оставляйте их! Будьте с ними и давайте им всё, что в Ваших силах.

«Всегда кладу сына на сторону сердца. Это его успокаивает. Часто вот так коротаем ночи. Пока Гоча не уснёт, я не имею права заснуть»

Как Вы познакомились со второй половинкой?

Майя: В желтом тбилисском автобусе. (Улыбается.) И я, и Паата, мой будущий муж, ехали стоя. Подъезжая к остановке, водитель резко затормозил, и мы столкнулись, ударились друг о друга. Паата (с красной шишкой на лбу) не растерялся, успел-таки взять мой номер телефона. Восемь лет уже вместе – спасибо тому водителю. Я переехала на родину мужа в Самегрело.

Да, нам трудно живётся. Но главное – любить и понимать друг друга. Мужа верно выбрала, он хороший, хотя и горяч иногда, вспыльчив. Поддерживает меня, помогает чем может. Только судорог Гочи очень боится, не может смотреть, выходит.

А Николоз и Иза как реагируют, когда Гоче плохо?

Майя: Николоз сильно переживает, плачет. Иза тоже напуганная.

Николоз (8 лет): Это только, если ему плохо. А так я всё время за ним ухаживаю. Беру на руки, если он плачет, глажу его, говорю: “Не плачь, ты хороший мальчик”.

И помогает?

Николоз: Ну да. Я ему показываю мультики в телевизоре, во двор везу на коляске, стишки читаю, хотя он плохо слышит. Но что-то же слышит, да?

Майя: У моего Гочи слух лишь на 30 процентов. Но он слышит голоса. Вот мы с Вами разговариваем, он что-то хочет по-своему ответить, но не может, мой малыш.

«Давай, Нико, почитай для малыша. Ему нравится твой голос»

Гоче повезло с братиком!

Майя: Смотрите-ка на Нико! Застеснялся, как только похвалили. Ну, чего дальше не говоришь? И лекарства даёт, и памперсы меняет. Один раз всю копилку мелочи мне дал – Гоче на лекарство. “Только, мама, купи быстрее!” Игрушки свои прячет для Гочи, на будущее. У него так велосипед заржавел.

А Иза так хитро улыбается...

Николоз: Хотите, скажу почему? Хотите?

Иза (7 лет): Не скажешь!

Николоз: Иза, если что-то в доме испортила или сломала, на Гочу сваливает. Он же разговаривать не умеет.

Майя: В этом Вы оба мастера. Сначала друг на друга сваливаете, потом – на Гочу. Платье утюгом сожгла, тарелку разбила – и на моего бедного мальчика показывает. (Улыбается.) А тот так тяжело выдохнет порой, что получается, случайно конечно, будто сокрушается.

«Маленький мой, хорошенький. Я тебя очень люблю. Ничего, что я сломанную тарелку на тебя свалила? Ты же не обиделся?»

Майя, у Вас так много расходов. Как Вы вообще справляетесь? Какая тут копилка поможет…

Майя: Если бы справлялись, разве я бы побеспокоила Вас? На всё про всё у меня 590 лари. Из них 450 лари – социальная помощь и 140 лари – остаток от пенсии Гочи. Целую пенсию (250 лари) брать не могу, пока не выплатим кредит, взятый на больницы и обследования. Из этих 590 лари отнимаем плату за электроэнергию (30–35 лари ежемесячно), за газовый баллон (заполнить на неделю – 20 лари), за две пачки памперсов, за лекарство Гочи от судорог (50 лари). Клоназепам чем дальше от центра, тем дороже. В Тбилиси он 20 лари стоит. А нам что делать? Гоча постоянно должен принимать несколько лекарств, чтобы не повторялись судороги. От нервов сердце болит. Мы в регионе как забытые живём.

Обращалась в правление нашего района за помощью. Знаете, что эти умники говорят? С таким ребёнком Вам нужно в Тбилиси или в Батуми жить. Как ни горько, это правда. То и дело езжу с ребёнком на маршрутке в Тбилиси. Про деньги на дорогу и всё остальное даже не спрашивайте.

Родные никак не участвуют, не помогают?

Майя: Моя мама уехала в Турцию, чтобы выплатить долги. Родителей Пааты уже нет в живых. Родня у него есть, но они далеко живут. Мы с мужем одни друг у друга. Сами себя подбадриваем и поддерживаем. Нам главное – деток накормить. А себе мы привыкли во всём отказывать. Но их жалко: кроме картошки, цветной капусты и каш ничего не видят. Муж старается достать копейку, если есть подработка на стройке. Но попробуй угнаться… У детей нет зимней одежды, обуви. Интернет не могу оплатить, поэтому они часто пропускают уроки. По вечерам все сидим в одной комнате, потому что в двух других нет света, надо менять проводку. Дом наш, но в таком состоянии, что всё надо делать. Я Вас уже загрузила своими проблемами.

Майя,загрузить можно только равнодушных людей. А Вас слушают друзья Фонда. Что Вам сейчас нужно в первую очередь?

Майя: Очень нужны продукты, лекарства, памперсы, зонды и шприцы для Гочи. Блендер и соковыжималка, чтобы я могла нормально готовить для Гочи. Наш блендер старый, плохо работает. Стиральная машинка взорвалась, с тех пор вручную стираю. Без духовки очень трудно. У меня в быту одно мучение. Холодильник нормальный, но его золовка одолжила.

Газовая плита – давно металлолом

Дети, а Вы что скажете? Вам самим чего хочется?

Иза: А про платья можно говорить?

Ну конечно!

Иза: Тогда мне одно платье и туфли. Или два платья… Ну, как хочешь. И маме – платье и туфли. Видишь, какие у неё некрасивые?

Хорошо, заказ принят! Николоз, о чём думаешь?

Николоз: Я собирал на телефон, но не получилось. Но это не самое моё большое желание. Хотя телефон хорошо бы, конечно. Но лучше пускай мой брат не болеет.

«Не бойся, малыш, я всегда с тобой!»

Майя: Дети так жалеют Гочу, так бережно и нежно к нему относятся. Все время его ласкают, называют “ты наш маленький”, “наш сладенький”, “наше золотко”... (Говорит со слезами.) Мой сыночек такой беспомощный.

Бывают дни, когда Гочу ничего не беспокоит?

Майя: Их мало. Но это самые счастливые дни в моей жизни! Когда мой мальчик смеётся (да, он умеет смеяться), я самая счастливая женщина на свете!

Майя, какой Ваш самый большой страх?

Майя: Потерять сына. За свои пять лет он столько раз лежал в реанимации. Никогда не знаю, что будет завтра. Прошу у Бога, чтобы мой сын жил долго. И прошу добрых людей – помогите мне сделать всё, что нужно для сына. Я надеюсь, что Фонд возьмёт нас под своё крыло. Вы стольким помогли. И теперь ещё одна мать просит Вас о помощи…

  ***

Друзья, Майя очень выдержанная, и в ней много любви. Она умеет оставаться позитивной, несмотря на беду со здоровьем младшего сына. Она приняла болезнь как данность и служит своему ребёнку. Но мы ведь понимаем боль и тревогу её сердца, страх за будущее Гочи. Давайте поддержим эту прекрасную грузинскую маму, эту замечательную грузинскую семью. Наша помощь для них жизненно важна!

Вы можете навестить их лично по адресу: село Занати, район Абаша.

Каждый раз, когда Вы можете помочь кому-то, просто сделайте это и радуйтесь тому, что Бог отвечает на чьи-то молитвы через Вас!

Давайте же проявим милосердие и докажем детям, что чудеса случаются! Они верят в нас. Не подведите же наших маленьких соотечественников. Покажите, какие добрые люди живут в Грузии!

  Мы уверены, что вместе мы сможем изменить их жизнь!

  Не забудьте сделать перепост нашей истории. Пусть о горе этой семьи узнают и Ваши друзья! Это очень важно!

  Друзья, есть ещё одна огромная просьба: если Вы знаете о несчастье соседа или знакомого, сделайте Богоугодное дело, напишите нам на электронный адрес: office-fsp@fsp.ge.

Счёт нашего Фонда:

#GE15TB7194336080100003

#GE42LB0115113036665000

#GE64BG0000000470458000

(назначение: семья Хецуриани).

  Вы также можете перечислить деньги с нашего сайта.

Перечислить деньги можно и с терминалов TBCpay, ExpressPay. В разделе «Благотворительность» найдите наш Фонд (с дополнительными правами и обязанностями Фонда можете ознакомиться по ссылке https://goo.gl/GY2Gus).

  Мы с Вами помогли уже многим обездоленным! Давайте же поддержим и эту семью! И кто знает, может, когда-то помощь незнакомых людей понадобится и нам самим!

  У нас хорошая новость, теперь истории наших бенефициаров Вы можете прочитать в Instagram: https://www.instagram.com/chernovetskyi.fund/ и Telegram: https://t.me/ChernovetskyiFund.

А всего только один Ваш звонок по специальному телефону может спасти кому-то жизнь: 0901 200 270! Будьте благословенны!

Похожие проекты: