Благотворительный Фонд Черновецкого

Плесень и гниль наполняют ядом слабые детские лёгкие!!!

8 ноября 2021 г.       2019
Мама Ирине и её трое деток – двенадцатилетний Саба, десятилетний Того и двухлетняя Мариам – живут в невыносимых условиях. Прогнившие стены лачуги покрыты плесенью, которая витает в воздухе и потом оседает в лёгких. Все своё время детки находятся в этом помещении, дышат этим воздухом, спотыкаются о дыры в прогнившем полу. Что же будет с их здоровьем? Об этом даже думать страшно. Но если бы только это…
4 369,93 ₾
268
Благотворителей
собрано

Плесень и гниль наполняют ядом слабые детские лёгкие!!!

СДЕЛАЙ СРАЗУ РЕПОСТ, ДОБРЫЙ ЧЕЛОВЕК! ПОМОГИ И СВОИМ ДРУЗЬЯМ ПРИБЛИЗИТЬСЯ К БОГОУГОДНОМУ ДЕЛУ!

Мама Ирине и её трое деток – двенадцатилетний Саба, десятилетний Того и двухлетняя Мариам – живут в невыносимых условиях. Прогнившие стены лачуги покрыты плесенью, которая витает в воздухе и потом оседает в лёгких. Все своё время детки находятся в этом помещении, дышат этим воздухом, спотыкаются о дыры в прогнившем полу. Что же будет с их здоровьем? Об этом даже думать страшно. Но если бы только это…

Беды свалились на голову Ирине после того, как её муж попал в тюрьму, а родственники вместо того, чтобы оказать поддержку несчастной женщине, просто отказались от неё и детей. Ирине осталась одна, без средств к существованию, без крыши над головой, с тремя детьми на руках. Всё, что ей оставалось, – это молиться и верить, что Господь убережёт её деток и не даст им погибнуть.

Сама Ирине старается как только может, совсем не жалеет себя, берётся за любую, даже самую тяжёлую работу, только бы накормить своих детей. Она уже подорвала своё здоровье: в 33 года её мучает давление, болит сердце, а сильные головные боли иногда не дают встать с кровати. Старший сын Сабо мечтает о том времени, когда он вырастет, заработает денег и сможет купить маме много-много лекарств, чтобы она больше никогда не болела.

Ну а пока Ирине и её деткам приходится жить впроголодь в гнилой лачуге, где нет ничего. А мизерного социального пособия и небольших сезонных подработок не хватает даже на самое элементарное. Поэтому доведённой до полного отчаяния многодетной матери ничего больше не остаётся, как обратиться за помощью к Вам, дорогие наши друзья, чтобы у Господа Бога появилась возможность дать этим несчастным шанс на спасение через Ваши добрые сердца!

– Ирине, расскажите нам о своих тревогах, проблемах…

Ирине: Вот, смотрите, это наше жилище. Но я рада и такому, какая-никакая крыша над головой. В то же время я прекрасно понимаю, что в таких условиях здоровье может подорвать любой взрослый, а что уже говорить о детях. Сырость, плесень, крыша протекает, пол прогнил. Как дышать этим воздухом? Боюсь даже думать о том, что может случиться с моими детьми в таких условиях. При этом они ещё и постоянно недоедают, и мне просто очень-очень страшно за них. Все слёзы уже выплакала. Только вот идти нам некуда, я выбиваюсь из сил, постоянно ищу подработки в полях и на плантациях, но это не меняет ситуацию, так как заработки сезонные и очень маленькие. Остаётся лишь молить Бога о здоровье детей и уповать на Его милость! День и ночь повторяю как молитву: «Только бы было, чем детей накормить, во что их одеть и обуть, только бы они были здоровы… Господи, дай мне сил их поднять!»

Плесень и гниль пропитали стены, витают в воздухе и оседают в лёгких

Ирине, что же случилось с Вами? Как Вы оказались в этой лачуге с тремя детьми на руках?

Ирине: Это печальная история. Вся моя жизнь, столько всего... Не знаю, с чего начать. Просто скажу, что подарков от судьбы я получала мало, больше было ударов. И последним, самым сокрушительным стало то, что полтора года назад мой муж оказался в тюрьме, а его семья вместо того, чтобы поддержать, выгнала меня из дома вместе с детьми. Очень больно вспоминать всё это… И вдаваться в подробности, если честно, мне совсем не хочется. Скажу только одно: в течение нескольких лет у нас была идеальная семья. Я думала, что наконец-то после стольких страданий жизнь налаживается! Но, как это бывает, он начал выпивать, изменился до неузнаваемости… Ох, простите, мне так тяжело говорить об этом. Я приложила все усилия, чтобы его освободили из-под ареста, но ничего не вышло. И его семья сделала меня виноватой. С тех пор так и скитаемся по съёмным квартирам, измучились совсем. Спасибо моей доброй знакомой, которая приютила нас бесплатно. Но и этот дом выставлен на продажу. В любой момент мы можем снова остаться под открытым небом, без крыши над головой.

 «Моя дочурка, как же я тебя люблю!»

Ирине, Вы говорили о Вашей нелёгкой судьбе. Можете рассказать поподробнее? Какими были Ваше детство, юность?

Ирине: Первый страшный удар судьбы случился, когда мне исполнилось 13. Оползень разрушил наш дом, и всем нам – родителям и двум моим братьям – пришлось ютиться в двух маленьких комнатах. А позже мы вообще оказались на улице. От этих всех мук и лишений тяжело заболела наша мама, и мы всей семьёй по очереди ухаживали за ней. С ранних лет я вынуждена была тяжело работать, чтобы хоть как-то помочь своей семье. А после 9-го класса вообще бросила школу, чтобы постоянно находиться рядом с больной мамочкой. С ужасом вспоминаю те невыносимые времена и этот леденящий страх в сердце каждый раз, когда к нашим воротам подъезжала скорая. А было это почти каждый день. Потом я встретила свою первую любовь, во всяком случае, мне тогда так казалось. Это сейчас я понимаю, что это, скорее всего, было просто юношеское увлечение.

Ваш брак распался?

Ирине: К сожалению, да. Мой первый муж был старше меня на 11 лет. Он долго был холостяком и привык жить своей жизнью. У нас было мало общего, мы подолгу не виделись, а когда были вместе, то сильно ссорились. Всё закончилось тем, что я ушла от него с двумя малышами на руках. Сабо тогда было всего четыре, а Того вообще только два годика. Ох и несладко мне пришлось тогда! Я оставляла детей то у своего папы, то у бабушки. Тяжело работала физически, подорвала здоровье, но выбора не было – нам надо было на что-то жить. О втором замужестве я и думать не думала, не до этого мне было. Поэтому встреча со своим вторым будущим мужем – это совершенная случайность. Он сам проявил инициативу, красиво ухаживал, а потом ещё официально попросил моей руки у родителей, так клятвенно обещал, что будет воспитать моих мальчиков как родных. Ой, ну что говорить! Всё вышло как вышло, Вы видите результат…

И Вы никогда не были счастливы, Ирине?

Ирине: Нет, почему же, и в моей жизни были счастливые моменты. Пару лет мы с супругом прожили просто замечательно, он души во мне не чаял. А потом, после рождения нашей доченьки Мариам, на него будто что-то нашло, его словно подменили. Он начал пить, дебоширить, бросил работу. В итоге всё закончилось скорой помощью для моего старшего сына Сабы – у него от страха начались судороги. Медработники заявили, что их долг – сообщить в полицию о случившемся. Потом вмешались социальные службы, рёбенка допросили. А я, как оказалось, получила ещё и сотрясение мозга. Вот так муж и попал в тюрьму. Я, правда, пыталась сделать всё возможное, чтобы только его не посадили, – не заявляла на него, попросила ребёнка поменять показания, но всё впустую. Поэтому его семья и обозлилась на меня. Вот как-то так… Теперь мы вынуждены скитаться по чужим углам, и это уже наше четвёртое жильё. Аренду платить не можем. Да и как? Пособие всего 280 лари, а квартиру меньше чем за 250 лари не найти! Дай Бог здоровья хозяйке этого дома, разрешила нам тут жить бесплатно, пока не найдётся покупатель. Что будет дальше, боюсь даже думать…

Одна на четверых кровать. Совсем развалюха, того и гляди рухнет среди ночи

Я не ослышалась? Весь Ваш доход – это 280 лари?

Ирине: Да, правда. Иногда в сезон я подрабатываю на сборе фруктов и орехов, но это не спасает.

А дети в это время остаются дома одни, без присмотра?

Ирине: Да, Саба и Того у меня уже совсем взрослые, самостоятельные, и с уходом за младшей сестрёнкой отлично справляются. Конечно, я не могу оставить их полностью без присмотра, к счастью, с нами рядом живут чудесные соседи, очень нам помогают. Даже не знаю, чтобы мы без них делали. Бывает обедом детей накормят, а то и к себе их заберут мультики посмотреть. Стыдно сказать, мы даже купаться к ним ходим, у нас ведь тут никаких условий для этого.

А это входная дверь. К смертельной гнили присоединяется ещё и ледяной ветер из щелей и дыр!

А у Вас есть хоть кто-то, кто мог бы Вам помочь? Родители, родственники…

Ирине: К сожалению, мне рассчитывать не на кого. Родители больны, у мамы и папы диабет. Мама вообще уже 20 лет прикована к постели, а у папы большие проблемы с суставами, да и своего жилья у них тоже нет. Государство всё обещает и обещает как жертвам стихийного бедствия. Но так до сих пор ничего и не дали.

А Вы сами обращались к властям за помощью?

Ирине: Конечно, но только это бесполезная трата времени и нервов. Когда я отнесла документы и попыталась рассказать, какая у меня ситуация (негде жить, трое детей), то меня даже не выслушали, выпроводили, и всё на этом.

Саба: «Чтобы никто не споткнулся о дырки в гнилом полу, я его ремонтирую как могу»

Ирине, во что Вы верите? В чем видите своё спасение?

Ирине: Я верю в Бога и прошу его в своих молитвах дать мне сил, а моим детям – тёплый дом и еду. Прошу, чтоб Он помог мне сделать их счастливыми, чтобы у них было настоящее детство. Я верю, что Бог посылает нам добрых людей и помогает нам их руками. В моей жизни не раз было такое, что в миг крайнего отчаяния вдруг приходила спасительная помощь. Ну что это, как не промысел Божий?

Скажите, Ирине, в чём Вы сейчас нуждаетесь больше всего?

Ирине: Даже не знаю, что Вам ответить. Больше всего нам нужны продукты и памперсы. Большего просить не могу, всем сейчас трудно.

Говорите, пожалуйста, не стесняйтесь, мы ведь пришли ради этого.

Ирине: У нас тут совсем ничего нет – ни холодильника, ни стиральной машинки. Кровать, на которой мы спим вчетвером, вот-вот развалится. Очень боюсь зимы. Как мы её переживём, не знаю, у детей ни одежды, ни обуви. Кроме этого, среднего сына я вожу к однокласснику, чтобы не пропускал онлайн-уроки. А старшего и отвести-то не к кому. У нас нет ровным счетом ни-че-го. Мы будем благодарны за любую помощь.

Я поговорю с детьми, если можно. Ну, кто первый?

Того (10 лет): Можно я?

Мариам (2 года): Нет, я!

Мариам: «Хочу куклу, большую-пребольшую, больше меня!»

Того: Ну нет, Мари, мы и так тебе во всём уступаем, всегда!

Правда, Того? Скажи, что Вы делаете, когда мамы целый день нет дома?

Того: Мы играем в мяч, в выбивалки. Я уже взрослый, могу даже памперс Мари поменять!

Когда мамы нет дома, мы целый день играем с младшей сестричкой

Какой ты молодец! А маме помогаешь?

Того: Да, конечно. Мы с Сабой и убираем, и за сестрой смотрим. Нам маму очень жалко, она постоянно такая уставшая.

А что бы ты хотел ей подарить?

Того: Стиральную машинку! А то она вечно в холодной воде стирает, руки очень мёрзнут. Но Вы не думайте, я и тут ей помогаю: вещи из тазика подаю, когда она их на верёвку развешивает.

Того: «Я стараюсь не расстраивать маму, учусь хорошо, жаль только, что компьютера у нас нет...»

Мы поговорили с учительницей мальчиков Ириной. По словам педагога, оба мальчика учатся хорошо. Того очень силён в математике, талантлив и опережает сверстников. Грузинский язык и литература даются ему сложнее. Его брат Саба, напротив, имеет гуманитарные наклонности, хорошо учит грузинский, а вот с математикой ему сложнее. У обоих мальчиков есть талант к грузинским танцам, и хорошо было бы отдать детей в кружок, если бы не материальные трудности семьи.

Мариам: Я тоже большая, и я молодец, маму слушаюсь! И я иду в садик!

Скажи, малышка, а тебе чего хочется больше всего?

Мариам: Куклу! Большую-пребольшую! Больше меня.

Мариам: «А ты купишь мне куклу?»

Ну а ты, Того, о чём мечтаешь?

Того: Чтобы у нас был тёплый и сухой дом, который не разваливается.

Наверное, это должен быть большой дом?

Того: Не-е-ет, пусть будет маленький, но красивый!

А ты почему молчишь, Саба? Ты ведь самый старший.

Саба: Ну, Того и Мари уже всё за меня сказали.

Скажи, а они тебя слушаются?

Саба: Ещё бы! Когда мамы нет дома, я за старшего.

А чем ещё ты помогаешь маме?

Саба: Я много чего умею, например, картошку чистить.

А у тебя есть мечта, Саба?

Саба: Да, я хочу стать солдатом, когда вырасту! Тогда я смогу всех защитить: и маму, и брата, и сестру! А ещё я буду зарабатывать много денег и покупать им всё, что только они захотят! А маме ещё и лекарства куплю!

«На улице дождик, а мне так хочется гулять…»

Ирине, о каких лекарствах идёт речь?

Ирине: Это всё из-за давления… (Машет рукой.) Оно у меня иногда подскакивает, вот Саба и решил, что мне нужны лекарства. (Смеётся.)

Вы хотели бы обратиться к нашим читателям?

Ирине: Я и сама часто читаю посты на Вашем сайте, понимаю, что есть семьи, которым гораздо тяжелее, чем мне. Поверьте, если бы не крайняя нужда, я бы никогда никого не побеспокоила. Видит Бог, я не боюсь никакой работы и постоянно стараюсь заработать копейку. Не жалею ни сил, ни здоровья, только бы у детей хоть что-то было. Я готова на всё ради них, но не в состоянии дать им даже элементарное! Я верю, что сам Господь привёл Вас в наш дом, и очень благодарна Вам за то, что выслушали меня.

«По такому полу даже ходить страшно, не то что играть!»

***

У матери троих детей Ирине Вашакмадзе непростая судьба. Она осталась совершенно одна с тремя детьми на руках. Бедная женщина цепляется за любую возможность заработать, но её мизерного сезонного дохода и жалкого социального пособия не хватает даже на то, чтобы обеспечить детям самые элементарные условия. Её детки – двухлетняя Мариам, десятилетний Того и двенадцатилетний Саба – живут в жуткой, заплесневелой, насквозь прогнившей лачуге, спят на развалившейся кровати и постоянно недоедают. У них нет ни одежды, ни обуви. Старшие мальчики лишены возможности нормально учиться. Скажите, друзья, разве в таких условиях должны расти грузинские дети?

Ирине, Саба, Того и Мариам очень нуждаются в нашей с Вами поддержке. Они будут благодарны любой помощи: продуктам, памперсам, одежде и обуви. У них нет даже элементарной техники: телевизора, стиральной машинки, холодильника. А детям для учёбы необходим компьютер.

Вы можете лично познакомиться с семьёй, оказать им посильную помощь. Их адрес: г. Озургети, улица Гурамишвили, дом 7.

Обязательно сделайте перепост этой истории. Пусть о горе семьи Ирине Вашакмадзе узнают и Ваши друзья! Это очень важно!

Друзья, есть ещё одна просьба: если Вы знаете о несчастье соседа или знакомого, сделайте Богоугодное дело, напишите нам на электронный адрес: office-fsp@fsp.ge.

Счёт нашего Фонда:

#GE15TB7194336080100003

#GE42LB0115113036665000

#GE64BG0000000470458000

(назначение: Ирине Вашакмадзе).

Вы также можете перечислить деньги с нашего сайта.

Перечислить деньги можно и с терминалов TBCpay, ExpressPay. В разделе «Благотворительность» найдите наш Фонд (с дополнительными правами и обязанностями Фонда можете ознакомиться по ссылке https://goo.gl/GY2Gus ).

У нас хорошая новость, теперь истории наших бенефициаров Вы можете прочитать в Instagram: https://www.instagram.com/chernovetskyi.fund/ и Telegram: https://t.me/ChernovetskyiFund.

Мы с Вами помогли уже многим обездоленным! Давайте же поддержим и эту семью! И кто знает, может, когда-то помощь незнакомых людей понадобится и нам самим!

А всего только один Ваш звонок по специальному телефону может спасти кому-то жизнь: 0901 200 270! Будьте благословенны!

Похожие проекты: