Благотворительный Фонд Черновецкого

Ой, и намучаешься же ты с ним

4 февраля 2021 г.       1738
«Оставь его и живи своей жизнью! Кроме проблем, он ничего тебе не принесет», – говорили маме, когда узнавали про диагноз её сына. «А знаешь, такие дети долго не живут». «Ой, и намучаешься ты с ним!» Сколько ещё обидных слов слышала Майя. Даже родные и близкие отвернулись от них. Вопреки всему она выбрала сына! И остались они одни во всём мире, но остались вдвоём! Николоз прикован к постели, не ходит, самостоятельно не может сидеть, не разговаривает, только иногда реагирует на звуки и мычит. Мама выхаживает его так, как в первые дни жизни. Состояние сына иногда улучшается, но частые припадки и приступы как будто сводят все старания на нет, и приходится собирать здоровье сына по крупинкам с нуля заново, ещё раз…
4 263,61 ₾
295
Благотворителей
собрано

Господи, храни всех детей в мире! Каждый малыш достоин счастливого детства и светлого будущего! А мы с Вами, друзья, обязательно сделаем всё, что в наших силах, чтобы дети вокруг не страдали! Ведь грузины, как никто в мире, способны сочувствовать и помогать ближнему!

Но, к сожалению, как это часто случается в жизни, беда приходит не одна. «На дворе стоял март, и через два месяца Никуше должно было исполниться шесть лет. У него была температура, и он дремал. Вдруг тело моего сына начало сильно подёргиваться, зашаталась кровать… Сначала я подумала, что на нас обрушилось землетрясение. Я сильно испугалась, когда его лицо посинело и изо рта начала течь слюна. У меня не получалось его разбудить. Никуша начал трястись ещё сильнее. Мне никогда не было так страшно, но я нашла в себе силы набрать номер скорой помощи», – рассказывает Мзия.

Поставленный врачами ещё один диагноз – «эпилепсия» – вдребезги разбил мечты матери: Никуша прикован к постели, он не в состоянии сидеть, ему не дано стоять и держать голову, он лишился дара речи.

– Мзия, расскажите, пожалуйста, подробно о состоянии здоровья Никуши. Когда начались проблемы со здоровьем?

Мзия: К сожалению, Никуша считается недоношенным ребенком, он родился на тридцатой неделе беременности с очень маленьким весом – всего лишь один килограмм и двести грамм. Представляете?! Я была предупреждена о возможных преждевременных родах, ведь во время беременности у меня было вирусное заболевание, но врачи уверяли меня, что ребёнок родится здоровым. Увы, с первого дня его появления на свет начались проблемы – анемия. Никуша две недели был подключён к аппарату искусственного дыхания. Господь помиловал нас тогда, малышу удалось выкарабкаться, но из-за маленького веса нам пришлось перебраться в клинику им. Жвания, где Никуша был помещён в инкубатор на два месяца. Но, увы, на протяжении этого периода он не больно прибавил в весе – всего лишь 700 грамм! Уже тогда я осознавала, что Никуша был не совсем здоров, но врачи обнадёжили меня, уверяя, что проблемы со здоровьем Никуши легко преодолимы. Необходимы лишь внимание и своевременные консультации с врачами, визиты к неврологу. Я прислушалась к их советам: мы регулярно посещали педиатра, невролога и других специалистов. Никуше делали массаж, но, несмотря на все мои старания, малыш отставал в развитии. Весь этот период меня продолжали убеждать, что причиной такого сценария было лишь то, что ребёнок родился раньше положенного срока, но со временем он обязательно догонит в развитии своих сверстников.

– О чём говорила Вам тогда интуиция, внутренний голос?

Мзия: Внутренний голос подсказывал мне, что врачи поликлиники могут ошибаться, что нужно обратиться за помощью к другим специалистам. С другой стороны, мне казалось, что в развитии Никуши не было ничего катастрофического: полугодовалый малыш научился садиться, в дальнейшем стоять, передвигаться с моей помощью, говорить! Он мог связывать 10–12 слов, он общался со мной! Ему не нужны были памперсы, он мог сказать, что просто хочет в туалет. Но недолго радовалось материнское сердце. Однажды у него сильно расширились зрачки глаз! Ему стало плохо, но к врачу его отвести сразу не получилось. Наше материальное положение тогда (Никуше было чуть больше года) оставляло желать лучшего. Отец Никуши недавно вышел из тюрьмы на свободу, в семье никто не работал, у нас даже не было крыши над головой, свекровь продала квартиру, чтобы вывести на свободу сына, платить за съёмную квартиру было практически нечем. Даже не знаю, как мы тогда сводили концы с концами.

– Представляю, что Вы чувствовали тогда, и очень Вам сочувствую. Был ли назначен курс лечения?

Мзия: «Зачем Вы привели ко мне этого ребёнка? Я не могу выписать ему сейчас лекарства! Вы знаете, вообще, что с Вашим ребёнком? Из-за его болезни Вы никогда не сможете отдать его в детский сад, водить в школу, он никогда не будет играть со своими сверстниками! У Никуши церебральный паралич», – жестикулируя руками, не моргнув глазом, произнесла невролог.

Но я не пала духом. Мы практически поселились в больнице им. Жвания, где были под наблюдением врачей, которые уверяли нас, что Никуша страдает лёгкой формой болезни, но состояние ребёнка может в любой момент ухудшиться. Частично их предсказание сбылось: мальчик почему-то начал забывать слова, последним словом, которое слетело с его уст, было слово «папа». Ума не приложу, что заставило его замолчать. Это был далеко не последний удар судьбы: сыночку исполнилось почти шесть лет, когда с ним случился первый эпилептический приступ. Мне никогда не было так страшно...

– Каким является на сегодняшний день состояние Никуши? Проходит ли мальчик реабилитацию?

Мзия: После поставленного Никуше ещё одного диагноза – «эпилепсия» – мы, можно сказать, переключились на новую проблему. Мальчику был назначен курс лечения. До сих пор мы принимаем лекарство, благодаря которому эпилептические судороги редко атакуют ребёнка. Сегодня его состояние врачи оценивают как стабильное. Но за всё это Никуше пришлось очень дорого заплатить: лекарство от эпилепсии практически заблокировало мозг ребёнка, развиваться Никуше теперь очень сложно. Хотя надежда умирает последней, а события последних лет меня немного радуют. Три раза в неделю мы проходим курс реабилитации в реабилитационном центре «Камиллианцы», а в остальные будние дни к нам приходят сотрудники центра «Первый шаг». Слава Богу, обе программы финансируются государством. Благодаря усилиям специалистов Никуше удаётся оставаться на плаву. Печально, что из-за пандемии мы временно лишились этих услуг.

– Надеюсь, что очень скоро мы сможем вернуться к привычному образу жизни. Что, на Ваш взгляд, является самым сложным в воспитании Вашего ребёнка?

Мзия: Пожалуй, самым сложным в моей ситуации является тот факт, что Никуша не говорит, не может объяснить мне, что его беспокоит. Чаще всего мне удаётся угадать его желания: я всегда знаю, когда он голоден, понимаю, когда ему холодно или жарко, когда он хочет спать. Но иногда он начинает просто плакать, не может дать понять мне, что у него что-то болит. В этот момент я мечтаю о том, чтобы рядом со мной был кто-то, кто бы просто обнял, поддержал меня. Зачастую мне просто не с кем оставить ребёнка, чтобы сбегать в магазин. Одной поднимать мальчика, который весит больше 40 килограмм, – нелёгкое дело. Тяжелей, пожалуй, психологический момент, рутина. Иногда я закрываю глаза и представляю, что нахожусь в другом месте. Но, слава Богу, приступы отчаяния нечасто случаются со мной. Я научилась радоваться тому, что мой сын просто дышит, смотрит на меня, да и я могу им любоваться.

– Что бы Вы посоветовали родителям, которые оказались в похожей ситуации?

Мзия: В первую очередь не падать духом и не сдаваться ни при каких обстоятельствах. Нашим детям нужны здоровые, сильные, весёлые, ухоженные, добрые, счастливые мамы! Я бы попросила родителей беречь себя, так как без нас, кто бы ни был рядом с детьми, они просто пропадут. Им, как воздух, нужны родители! Поддерживайте себя и идите только вперед!

– Мзия, расскажите, пожалуйста, где Вы познакомились с мужем, был ли Ваш союз заключен по любви?

Мзия: Мы познакомились у моей подруги. Её мама однажды приготовила хинкали и пригласила меня в гости. Среди приглашённых оказался мой будущий муж – близкий друг брата подруги. Мы сразу же понравились друг другу. Не могу сказать, что я по уши влюбилась в него, но во мне проснулась симпатия, он показался мне хорошим человеком. Около шести месяцев он ухаживал за мной, познакомил меня с родственниками, а однажды пригласил меня к себе домой, где мне и пришлось остаться. Спустя два года мужа поймали и посадили в тюрьму. Я осталась жить со свекровью, но недолго. Она продала квартиру, а на вырученные деньги вытащила сына из тюрьмы. Спустя год на свет появился Никуша. Мужчинам сложнее психологически привыкнуть к ребёнку. Не могу сказать, что отец не любил сына, но он ревновал меня к нему, не разрешал мне сажать Никушу в коляску, грозясь её сломать. Мне приходилось всё время носить мальчика на руках. Конечно, до рождения малыша наши отношения были далеко не идеальными, ну а после испортились вовсе. По его вине я не раз оказывалась в больнице в синяках и побоях. Мы всегда жили лишь на социальное пособие и пенсию, но я боялась остаться одна, цеплялась за каждую соломинку, но в конце концов моё терпение лопнуло. Я ушла с ребёнком от мужа, пряталась от него в разных местах, но он всегда находил меня, не соглашаясь дать мне развод. Наконец, после долгих усилий мы официально разошлись в 2012 году. В этом же году моим пристанищем стала вот эта палата бывшей железнодорожной больницы.

– Кто поддерживал Вас на протяжении этого периода? Почему Вам сейчас никто не помогает?

Мзия: Конечно, у меня есть родные. Правда, выросла я практически без отца, он ушел от нас к другой женщине, когда мне было десять лет. Мама вырастила нас, четверых детей, в строгости, она не смогла смириться с некоторыми обстоятельствами нашей жизни, простить нам ошибки. Хотела уговорить меня оставить Никушу отцу или сдать мальчика в приют, чтобы я могла устроить жизнь. Но я же мама, у Никуши никого нет, кроме меня, я не смогла бросить сына. Мама не в состоянии мне помочь, она страдает разными заболеваниями, живёт в районе. Мне всегда помогали сёстры, но сейчас они находятся в эмиграции, давно уехал и мой брат. Знаете, как это бывает, у всех своя жизнь, свои семьи, свои проблемы. Вот так я осталась одна, одна со своим сыном.

– Кого бы Вам хотелось особенно отметить из тех, кто Вам когда-либо помогал?

Мзия: Возможно, многих это удивит, но мне хотелось бы отметить всех тех людей, которые помогли мне, когда я впервые обратилась в Ваш Фонд за помощью. Эти люди заставили меня поверить, что добро обязательно одержит победу над злом, что в Грузии и за её пределами живёт столько бескорыстных людей! Этот период стал переломным в моей жизни, после всё стало более или менее налаживаться...

– Расскажите подробнее о том, как Вы узнали о Фонде, чем тогда нам удалось помочь?

Мзия: Мы как раз тогда недавно вселились в эту палату. Здесь не было даже двери, по бетонному полу бегали крысы, по комнате гулял ветер, а спали мы на холодном полу. Мне самой кое-как удалось провести электричество, мы могли взорваться в любую минуту, у нас не было воды. О том, чтобы улучшить жизненные условия, не могло быть и речи. Тогда я думала лишь о том, на какие деньги купить Никуше лекарства, памперсы, продукты. Соседка увидела по телевизору сюжет о Фонде и посоветовала написать Вам. По словам Ваших коллег, тогда пост о нас произвел настоящий бум, откликнулось очень много людей. Помогли не только тем, о чём я просила. Именно Вам удалось благоустроить жильё. На кровати, которую Вы тогда принесли Никуше, он спит до сих пор. Благодаря Фонду у нас есть электричество и вода, стиральная машина, миксер, мясорубка. На собранные деньги было куплено много продуктов, лекарств, памперсов, всего и не перечислишь.

– Мы очень рады, что у нас тогда получилось Вам помочь. Поддерживает ли Вас государство в этой сложной ситуации?

Мзия: На сегодняшний день мы полностью зависим от государства: существуем на социальное пособие, пенсию Никуши, талон на продукты – итого 400 лари. Большая часть этого скромного дохода уходит на лекарства и памперсы Никуше. Не помереть с голоду нам позволяют услуги социальной столовой. Было время, когда мы остались без статуса социально незащищенных лиц. Пришлось очень долго бороться, чтобы вновь начать получать социальное пособие.

– Предполагали ли Вы, что окажитесь в такой ситуации? О чём мечтали, когда создавали семью?

Мзия: Кто бы мог подумать! Конечно же, нет. Я вышла замуж в достаточно зрелом возрасте, мечтала о том, что отдам своего сына на танцы и плавание. Может быть, в следующей жизни...

– В чём Вы видите спасение, верите ли Вы в Бога?

Мзия: Конечно, верю. Думаю, что вера в Бога, надежда на то, что всё образуется, не дают мне падать духом. А ещё я верю в доброту людей: Ваш Фонд свёл меня со многими бескорыстными людьми, они согрели моё сердце добрыми словами! Я никогда не думала, что чужие люди могут так поддержать ближнего своего!

– Что побудило Вас снова обратиться в Фонд? В чём заключается главная проблема на данный момент?

Мзия: Фонд и добрые люди заставили меня поверить в то, что чудеса случаются. Грех жаловаться и даже просить о чём-то. Но мы столкнулись с очень больной проблемой: Никуша практически остался без инвалидной коляски, которая нужна ему, как воздух. Ребёнок вырос и не помещается в старую коляску. Более того, её использование может нанести серьёзный вред здоровью. Выводить его на руках гулять – непосильная задача. Получается, что Никуша вообще не сможет выходить из дома. При всём моём огромном желании собрать нужную сумму денег на коляску вместе с необходимыми атрибутами, например ортопедической подушкой, – ахиллесова пята.

– Что ещё может помочь Никуше в улучшении состояния здоровья? Что необходимо лично Вам для облегчения образа жизни?

Мзия: Даже не знаю, стоит ли вообще говорить об этом, но раз уж Вы спросили… Есть способ помочь Никуше встать на ноги. Очень эффективной считается операция по расширению сухожилий. Государство готово полностью оплатить стоимость операции, чего не скажешь о курсах реабилитации. Без них (Никуше необходимо пройти минимум пять курсов) делать операцию практически нет смысла, а я не в состоянии оплатить самостоятельно даже один курс (стоимость одного курса реабилитации – около 1200 лари). Просить что-либо для себя в этом случае мне неловко. В принципе, это касается и Никуши, хотя непосредственно и связано с моим любимым делом – люблю хлопотать на кухне. Я готовлю на чужой газовой плите, которую скоро обещают забрать. Может быть, у кого-нибудь есть старая газовая плита? Чувствую, что за время нашей беседы Вы немного замёрзли. Никуша тоже замерзает. Сами видите, мы отапливаемся обычной плитой, которая не способна прогреть даже такое маленькое помещение!

– Что бы Вы хотели пожелать нашим читателям?

Мзия: Никогда не терять Веру в Бога и верить в то, что в жизни обязательно всё наладится! Нужно любить и ценить то, что у тебя есть! В первую очередь здоровье!

***

Дорогие друзья, однажды Вы уже открыли свои добрые сердца, вернули веру в чудеса Мзие! К сожалению, ей по-прежнему нужна наша поддержка! Инвалидная коляска крайне необходима Никуше, ведь без неё ему даже не глотнуть свежего воздуха! Не будут лишними, конечно, лекарства, памперсы, продукты. В наших силах воплотить в жизнь мечту Мзии о том, что Никуша сможет встать на ноги и танцевать! Каждому из нас под силу просто позвонить и подбодрить храбрую маму!

Вы можете навестить Мзию и оказать Никуше помощь. Их адрес: г. Тбилиси, улица Тевдоре Мгвдели, дом №13.

Или же связаться с Мзией по телефону, согреть её вниманием и добрым словом! Номер телефона: 557 91 62 76.

И обязательно сделайте перепост нашего поста. Пусть о горе этой семьи узнают и Ваши друзья! Это очень важно!

Бог дарит нам возможность позаботиться о людях, которые не способны это сделать сами. Не проходите мимо чужой беды! Несчастные люди даны нам свыше, чтобы мы могли доказать свою Веру Всевышнему не на словах, а на деле!

Друзья, есть еще одна просьба: если Вы знаете о несчастье соседа или знакомого, сделайте Богоугодное дело, напишите нам на электронный адрес: office-fsp@fsp.ge.

Счёт нашего Фонда:

#GE15TB7194336080100003

#GE42LB0115113036665000

#GE64BG0000000470458000

(назначение: семья Хараишвили).

Вы также можете перечислить деньги с нашего сайта.

Перечислить деньги можно и с терминалов Nova Technology, TBCpay, ExpressPay. В разделе «Благотворительность» найдите наш Фонд (с дополнительными правами и обязанностями Фонда можете ознакомиться по ссылке: https://gl/GY2Gus).

Мы с Вами помогли уже многим обездоленным! Давайте же поддержим и семью Хараишвили, ведь от несчастливой судьбы не застрахован никто! И кто знает, может, когда-то помощь незнакомых людей понадобится и нам самим!

Один звонок спасёт жизнь: 0901 200 270.

DSC07707.JPG


Похожие проекты: