Благотворительный Фонд Черновецкого

Мой сын повесился, невестка умерла. А мне надо мучиться, но жить ради двух сироток

page info icon
9 июня 2022 г.
page info icon
273
«Бебика, ты мне что-нибудь принесла?» – «А мне?» Четыре ручки обнимают Ирину за шею. Бебика (так в Грузии ласково называют бабулечек. – Ред.) принесла две шоколадки. Бебику ждёт голодный месяц: соберёт щавель в лесу, сделает суп из крапивы. Зато её котятки – Маико и Нинико – не останутся без конфеток.
Счета нашего Фонда:
GE15TB7194336080100003
GE42LB0115113036665000
GE64BG0000000470458000
собрано:
2 002,95 ₾
( 88 Благотворителей )
Выберите сумму:
Способ оплаты:

Для возможности совершения регулярных платежей Вход или Зарегистрироваться.

Для пожертвований на территории Грузии
Для пожертвований со всего мира


Мой сын повесился, невестка умерла. А мне надо мучиться, но жить ради двух сироток

СДЕЛАЙ СРАЗУ РЕПОСТ, ДОБРЫЙ ЧЕЛОВЕК! 

ПОМОГИ И СВОИМ ДРУЗЬЯМ 

ПРИБЛИЗИТЬСЯ К БОГОУГОДНОМУ ДЕЛУ!


Ирина живёт в опасном доме, который может рухнуть и убить её в любой момент

«Бебика, ты мне что-нибудь принесла?» – «А мне?» Четыре ручки обнимают Ирину за шею. Бебика (так в Грузии ласково называют бабулечек. – Ред.) принесла две шоколадки. Бебику ждёт голодный месяц: соберёт щавель в лесу, сделает суп из крапивы. Зато её котятки – Маико и Нинико – не останутся без конфеток.

У кого им ещё просить конфетки? Мама и папа не принесут – они на небе. Папа сделал «качельку» с верёвкой, а когда покатался, пошёл к Боженьке. А мама не хотела оставлять папу одного и пошла его обнять. Так детки представляют смерть обоих родителей.

Два года назад сын Ирины, Сергей, неожиданно повесился. А всего полгода назад умерла от ковида невестка Марика.

Бебика прячет боль внутри. Когда-то давно в интернате её научили, что, если показать боль, туда будут бить. И её били, много били. Поэтому она и не показывает. На вид она большая и сильная. А сама погибает в разрушенном от землетрясения доме, который кое-как держится на краю склона. Месяцами голодает, но несёт внучкам конфетку. Спит почти под открытым небом. Каждый прохожий видит, как она погибает. У всех на виду…

– Ирина, Вы одна здесь живёте?

Ирина: Слава Богу, одна. Хотя, если что-нибудь случится и дом обвалится, я одна умру. Мои внучки – Маико (7 лет) и Нинико (6 лет) – живут с отцом невестки, дедушкой Шалвой. Я их в гости не вожу. Мой дом плохой, опасный. Сама к ним хожу.

Я теперь им не только бебика, но и мама, и папа. Всё, что родители не успели, должна успеть я. И научить, и показать, и воспитать. (Вздыхает.)

Бебика и её любимые девочки – Маико и Нинико


– Сын и невестка такими молодыми ушли друг за другом. Как это случилось, почему? Я Вам очень сочувствую.

Ирина: С сыном за каких-то полчаса всё случилось. Он послал Марику с детьми в магазин, а сам в петлю. Дети, когда вошли в дом, думали, папа на “качельке” катается… Подбежали к нему… Марика после этого шока сахар получила, и он её потом и погубил.

Следователь говорит, моего сына конкуренты хотели убрать. Сергей бизнесом занимался, свой мясной магазин имел. Ему звонили до самоубийства.

У меня провал в памяти, что я тогда делала. Люди рассказали, что меня нашли на полу, в беспамятстве, в синяках. Оказывается, билась об стену, когда узнала. Выла нечеловеческим голосом у его гроба. Но сама я не помню.

Марика так ослабла здоровьем, что ковид не перенесла. Пошла к любимому мужу… Котята мои – круглые сироты. Надо их поднимать, столько всего нужно…

– У Вас же у самой ничего нет.

Ирина: Но детям же не скажешь, что нет. Они ждут, хоть что-то маленькое, когда бебика пришла. Я с пенсии покупаю крупы, а в лесу собираю щавель, крапиву. Мне многого не нужно. Я могу один раз в день поесть. Я приучила себя так. Я живу на социальную помощь – 50 лари.


Обед Ирины – щавель, собранный в лесу


– И Вы можете обходиться без самых простых вещей? Без душа, без туалета, без шкафа для одежды, без стола, телевизора?

Ирина: Не могу, но приходится. Но у меня вода идёт во дворе, постирать что-то можно. Туалета нету, да, я горшком пользуюсь. Мой блочный туалет река унесла, когда было сильное наводнение в 2015 году. Это же Верисхеви – опасное место. Река весь дом вымыла. Видишь, всё гнилое – пол, стены. Я потом вещи целый месяц собирала с улицы, то тут, то там.

А что потоп не забрал, то землетрясение сейчас добило. Сидела я, смотрела телевизор, и вдруг стена дома как пошла на меня! Только и успела в угол у кровати зажаться. Сильно бабахнуло. Телевизор взорвался, мебель раздавило. В этот раз выжила.


У дома больше нет боковой стены. Сюда может свободно попасть бродячая собака, кошка или незваный гость с улицы

После наводнения в 2015 году потолок, пол и стены сгнили, а обои пошли огромными волдырями

Во время дождя и ветра в доме страшная пыль и грязь. А что Ирину ждёт зимой?

Всё, что осталось от вещей и мебели


Соседи дали два паласа – прикрыть бок дома. А то прохожие с улицы заглядывают. Всё видно, дом как  проходной двор.

– А кроме соседей, никто не позаботился?

Ирина: Шалва, мой сват, даже если захочет, физически не сможет помочь. Он охранником работает, чтобы внучек кормить. А больше я никому не нужна. Мой старший сын давно со мной не общается, как отрезал. Он после тюрьмы такой жестокий. Потребовал этот дом на него переписать, даже кулаки в ход пускал. От него помощи не дождёшься. Всё забыл. А ведь я в этом доме вырастила двух своих сыновей. Никакой работы не стеснялась, чтобы их на ноги поставить. И уборщицей была, и продавщицей. А теперь – пошла вон.


Горько вспоминать прошлое счастье


Это очень старый дом, его моя бабушка построила в 1930 году.

– Теперь понятно, почему Вам трудно отсюда уйти.

Ирина: Не трудно, а невозможно. Много лет назад мой дом и участок присвоила одна юристка-мошенница. Несколько соседей тоже обманула. Мы пострадавшие. Это дело до сих пор в суде. По документам я не хозяйка своего дома.

И у государства есть отмазка, чтобы не помогать. Мою помощь всегда сами “кушают”. И тогда “съели”, когда наводнение было, и сейчас.


У Ирины больная спина, грыжа. Нет сил, чтобы привести двор в порядок

После наводнения и землетрясений во дворе собралась куча хлама


– И никто за Вас не отвечает.

Ирина: Только Бог за меня отвечает. Я, когда ложусь спать, прошу: “Господи, дай мне завтра проснуться. Пусть этот дом не упадёт”. Он любит меня и потому послал мне столько испытаний. Кого сильнее любит, тому и больше трудностей даёт. Хотя я перенесла их с большим трудом. Сердце слабое, как тряпка. Вытворяет, что хочет. Задыхаюсь, нет кислорода, страшная аритмия.

– Ирина, внучки спрашивают Вас о родителях?

Ирина: Маикоша часто спрашивает: “А что мама и папа сейчас делают? “Бебика, они могут прийти обратно?” Маикоша сильно плакала на обоих похоронах – и на папиных, и на маминых. А у Нинико моей аутизм в лёгкой форме, она столько не понимает. Может, это и лучше.

Гладят руками холодный камень на кладбище, целуют. До конца всё-таки не объяснишь детям, что случилось.

– Дай Бог Вам здоровья и сил, чтобы смотреть за внучками. Как нам лучше помочь?

Ирина: Молюсь, чтобы дом выдержал, пока будет помощь. Он в любую минуту может рухнуть, этого боюсь. Не хочу я умереть под обломками. Я ещё нужна моим котятам. Помогите отремонтировать стену, прошу. Вещей для жизни тоже не осталось. Еду не прошу, я привыкла голодать. Вы первые, кто так мною интересуется, кто отнёсся с душой. Может, хоть сейчас мои мучения закончатся?


***

Ирина лишена возможности даже просто заснуть. Ей страшно от каждого звука, и кажется, что это конец. Она брошена одна в смертельно опасном доме. Она очень устала. Всё, чего она хочет, – быть хорошей бабушкой для своих внучек.

Ирина не должна умереть! Она очень нужна своим маленьким внучкам – Маико и Нинико, у которых нет мамы и папы! Она очень нужна нам! Давайте сохраним ей жизнь, поможем сделать её дом безопасным. Очень нужны стройматериалы, элементарная мебель, техника, продукты и лекарства.

Храни Вас Бог от горьких испытаний и несчастий. Не дай Бог никому одинокой и несчастливой старости.

Друзья, в реальности условия Ирины ещё страшнее и хуже. Вы можете навестить Ирину Олифер лично и предложить ей свою помощь. Она живёт в Тбилиси, в Верисхеви. Её адрес: Цхнетский проспект, Первый переулок, дом 20.

Каждый раз, когда Вы можете помочь кому-то, просто сделайте это и радуйтесь тому, что Бог отвечает на чьи-то молитвы через Вас!

Давайте же проявим милосердие и докажем, что чудеса случаются и что у них может быть тепло, уют и много еды! Они верят в нас. Не подведите их. Покажите, какие добрые люди живут в Грузии!

Мы уверены, вместе мы сможем подарить им незабываемые впечатления!

Не забудьте сделать перепост нашей истории. Пусть о горе этой семьи узнают и Ваши друзья! Это очень важно!

Друзья, есть ещё одна просьба: если Вы знаете о несчастье соседа или знакомого, сделайте Богоугодное дело, напишите нам на электронный адрес: office-fsp@fsp.ge.

Счёт нашего Фонда:

#GE15TB7194336080100003

#GE42LB0115113036665000

#GE64BG0000000470458000

(назначение: Ирина Олифер)

Вы также можете перечислить деньги с нашего сайта.

Перечислить деньги можно и с терминалов TBCpay, ExpressPay. В разделе «Благотворительность» найдите наш Фонд (с дополнительными правами и обязанностями Фонда можете ознакомиться по ссылке https://goo.gl/GY2Gus).

Мы с Вами помогли уже тысячам обездоленных! Давайте же поддержим и эту семью! И кто знает, может, когда-то помощь незнакомых людей понадобится и нам самим! Жизнь ведь так непредсказуема!

У нас хорошая новость: теперь истории наших бенефициаров Вы можете прочитать в Instagram: https://www.instagram.com/chernovetskyi.fund/ и Telegram: https://t.me/ChernovetskyiFund.

А всего только один Ваш звонок по специальному телефону может спасти кому-то жизнь: 0901 200 270! Будьте благословенны!






Выберите сумму:
Способ оплаты:

Для возможности совершения регулярных платежей Вход или Зарегистрироваться.

Для пожертвований на территории Грузии
Для пожертвований со всего мира
Счета нашего Фонда:
GE15TB7194336080100003
GE42LB0115113036665000
GE64BG0000000470458000