Моя 12-летняя девочка весит всего 12 килограммов, она тает день ото дня, исчезает… Помогите нам! - Проекты - Фонд Черновецкого

Благотворительный Фонд Черновецкого

Главное меню

Моя 12-летняя девочка весит всего 12 килограммов, она тает день ото дня, исчезает… Помогите нам!

page info icon
21 июля 2022 г.
«Ты ведь моё счастье, внученька, ты ведь моя любовь!» – Майя гладит по голове и прижимает к сердцу свою двенадцатилетнюю внучку Анано. Анано открывает рот, улыбается, глядя на неё огромными голубыми глазами. Она тоже хочет что-то сказать бабуле – тому единственному человеку, который её не бросил, не отпустил и вот так, держа за руку, вёл на протяжении двенадцати лет. Но она этого не может… Она не может ни кинуться и порадовать бабулю, как другие дети с конца двора; ни собрать весенние цветы, чтобы поздравить с Днём матери человека, которого любит как маму.
Счета нашего Фонда:
GE15TB7194336080100003
GE42LB0115113036665000
GE64BG0000000470458000
собрано:
8 643,29 ₾
( 530 Благотворителей )
Выберите сумму:
Способ оплаты:
Для пожертвований на территории Грузии
Для пожертвований со всего мира
Моя 12-летняя девочка весит всего 12 килограммов, она тает день ото дня, исчезает… Помогите нам!
СДЕЛАЙ СРАЗУ РЕПОСТ, ДОБРЫЙ ЧЕЛОВЕК! ПОМОГИ И СВОИМ ДРУЗЬЯМ ПРИБЛИЗИТЬСЯ К БОГОУГОДНОМУ ДЕЛУ!
«Анано, бабуля любит тебя больше всех на свете»
«Ты ведь моё счастье, внученька, ты ведь моя любовь!» – Майя гладит по голове и прижимает к сердцу свою двенадцатилетнюю внучку Анано. Анано открывает рот, улыбается, глядя на неё огромными голубыми глазами. Она тоже хочет что-то сказать бабуле – тому единственному человеку, который её не бросил, не отпустил и вот так, держа за руку, вёл на протяжении двенадцати лет. Но она этого не может… Она не может ни кинуться и порадовать бабулю, как другие дети с конца двора; ни собрать весенние цветы, чтобы поздравить с Днём матери человека, которого любит как маму.
«Вот, посмотрите на её кости», – говорит мне Майя. Потом она с большой осторожностью отодвигает горловину свитера, и я вижу такую картину, которую едва выдерживает человеческое сердце… Показывает тоненькие, как спички, запястья, опущенную поясницу, деформированные кости груди. И я смотрю, смотрю и думаю: «Господи, как не повезло этой маленькой девочке, что ей досталось столько болезней. Как ей не повезло, что от неё отказался даже собственный отец. Будто все забыли о её существовании. Только бабушка живёт её повседневностью, дышит её воздухом”.
Анано Кадария живёт деревне Дарчели (Зугдидский муниципалитет) вместе с бабушкой и дедушкой. Ей было семь месяцев, когда врач поставил страшный диагноз «острая форма церебрального паралича с сопутствующими эпилептическими припадками, микроцефалией». Кроме этого, Анано беспокоит проблема со зрением и зубами.
Такая худенькая, что можно косточки пересчитать…
– Майя, можете рассказать подробнее историю Анано? Что с ней случилось? Эти болезни врождённые или приобретенные? И где её родители?
Майя: Это крошечное создание – моя первая внучка, первая ласточка. Боже, как я была счастлива, когда она появилась на свет. Быть бабушкой – большое счастье. У моей дочери Мариам были тяжёлые роды, но врачи сказали нам, что ребёнок родился совершенно здоровым. 
Ей было полтора месяца, когда она начала непрерывно плакать. Родители были молодыми и неопытными, к тому же упрямыми, и не торопились вести её к врачу. До семи месяцев мучились и ребёнок, и мать. Моя дочь Мариам не спала по ночам с Анано. Я много раз требовала, чтобы зять немедленно отвёз её в больницу. Но кто меня слушал… пока ребёнок совершенно не отключился. Фактически она была уже мертва, когда мы привезли её в больницу. С помощью врачей мы вернули мою крошку с того света. И вот тогда я узнала об этом ужасном диагнозе. (Закрывает уши руками.) Голоса врачей слышу даже сейчас. После этого моя малышка будто стала грузом для всех. Отец выдержал только три года, а потом семья развалилась…
– А Ваша дочь?
Майя: Я забрала обеих к себе. Через пять месяцев её отец создал новую семью, а Анано даже ни разу не заплатил алименты. Потом её растили я и моя дочь, ухаживали за ней. Имели, не имели – делали, что могли. К тому же и я была здоровее, и мой муж. Мы могли больше. Через пять лет и Мариам создала другую семью. Моя крошка стала обузой и для неё…
– И Вы взяли заботу об Анано полностью на себя? 
Майя: Думала, что справлюсь. И справлялась, пока у меня и моего супруга не начались проблемы со здоровьем. Бесики беспокоит высокое давление. Мне нужно вырезать желчный пузырь. Но лучше бы всё это  беспокоило меня в сто раз больше, только бы с моей Анано всё было хорошо.
Я умираю каждый раз, когда у неё эпилептический припадок. Если с ней что-то случится, я не проживу и минуты! И зубы у неё ужасно болят. Врач не рискует их удалять, потому что боится, чтобы с ней не случился эпилептический припадок. Потому пытаемся облегчить состояние с помощью мазей. Эта боль иногда настолько невыносима, что мы вместе не спим ночи напролёт. Вот и сейчас я не спала четыре ночи, но я уже привыкла. Только бы с ней ничего не случилось! И мне кажется, даже если меня подвесят за ноги, я выдержу. (Вытирает слёзы.)
– Как часто у неё случаются эпилептические припадки?
Майя: Вот, видите лекарства? Сколько их? (Смотрю на лекарства, пытаюсь посчитать.) Нам приходится покупать около семнадцати наименований лекарств. Из них только одно финансируется социальной службой. Когда нам удаётся купить эти лекарства, припадки случаются реже. И в больницу мы попадаем реже – раз в два-три месяца. Для нас это значит попадать реже. Там нас уже все знают.
– Какой у Вас доход?
Майя: Я не могу работать. С кем оставить Анано? Она ведь полностью зависит от меня. Мой муж выходит на подработку, и то если найдёт, когда что-то появится. И там мало платят. Часто ему становится плохо во время физических нагрузок. В основном мы надеемся только на социальное пособие и пенсию Анано. А половина этой и так крохотной суммы уходит в банк. Сразу после начисления банк срезает сумму ежемесячной выплаты.
– Наверное, кредит Вам понадобился для Анано?
Майя: Да. Разве с такой жизнью можно справиться с проблемами здоровья или быта?
– А мама навещает Анано?
Майя: На дни рождения и на праздники. Помогает чем может. У неё тоже нет возможности. Ей тоже очень тяжело.
– Анано понимает только Вас, и сейчас тоже. С какой улыбкой на лице она на Вас смотрит.
Майя: Нет, в данный момент она улыбается не только мне. Она чувствует положительную ауру людей, ей приятен и Ваш голос, потому она улыбается. Понимает, что Вы пришли с благими намерениями.
А так, когда она так улыбается только мне, в основном просит взять её на руки и приласкать. И я почти всё время держу её на руках. Так ей спокойнее. А для меня её улыбка и здоровье дороже всего. Моей крошке двенадцать лет. Она лёгонькая, как ветерок. Весит всего двенадцать килограммов, что совершенно не соответствует её возрасту.
 «Эта её улыбка – для меня целое состояние!»
– Что ей особенно нравится?
Майя: Любит смотреть телевизор. Песни Рати Дурглишвили. Она даже по-своему напевает, когда их слушает. Тогда она в хорошем настроении. Но, если отключат свет, тогда начинается ад: она кричит, “ругается”, плачет. На фоне переживаний могут начаться судороги.
Анано слушает песни Рати Дурглишвили. Она в хорошем настроении
– Часто отключают свет?
Майя: Я имею в виду, что отключают за неуплату. Мы не можем оплачивать коммунальные услуги. Недавно нам одновременно отключили и газ, и свет. Чтобы я смогла приготовить ребёнку кашу, муж ненадолго снял пломбу с газового счетчика. Нас оштрафовали. С тех пор у нас нет газа. 
Ну вот как сердце может выдержать всё это?! Мне очень трудно, постоянно хочется плакать. Простите, глотаю слезы. Не хочу, чтобы и Анано почувствовала моё плохое настроение. Это и ей как-то передаётся.
– А государство, местные власти Вам как-то помогают?
Майя: Всего два года, как нам назначили социальное пособие. До этого не давали. Не знаю, что такого они увидели в моей разрушенной избушке. (Указывает на дыры в потолке, откуда звонко капает вода в старую эмалированную миску.) Но нам не писали соответствующих баллов. Хотя под конец, когда я вновь пришла писать заявление, встретила там, в агентстве, одного господина.  Даже не знаю его имени, но всё время его благословляю. Он сказал: “Как это Вам не полагается?!” И помог.
– А Вы водите Анано на специальный массаж, который ей полагается?
Майя: К сожалению, мы поздно узнали об этой помощи. В деревнях население мало информировано. Ходили два года, а потом массажист отказал нам в продолжении курса – настолько истончились кости Анано. Вы ведь видели. О каких массажах может идти речь, когда даже грубое прикосновение может повлечь ужасные последствия. Совсем растаяла моя девочка… (Плачет.)
– У Анано есть специальная, подходящая коляска?
Майя: Есть, получили от государства. Но с каждым днём поясница Анано всё ниже. Скелет меняется с такой скоростью, что ни в одной коляске она не чувствует  себя комфортно постоянно. Господи, если бы Вы знали, как мне тяжело об этом говорить.
– Как Вы узнали о нашем Фонде?
Майя: Я верю в Бога, верю в существование добрых людей, люблю каждого сотрудника, каждого друга и подписчика Вашего Фонда. Они ведь постоянно делают доброе дело?! Уже раз они нас спасли от крайней нищеты. Мне было очень трудно обратиться вновь. Но сейчас я в таком положении, что даже на улице с протянутой рукой сяду, только бы спасти моего маленького ангела. Мы голодаем! Анано нужно полноценное питание, медикаменты, памперсы. Нам не хватает трёх памперсов в сутки. Вот как, откуда, каким образом мне всё это покупать на те копейки, которые даёт нам государство? Это ведь невообразимо…
 
«Хочу только, чтобы не протекала крыша!»
А наш дом? Вы ведь видите, в каких стенах мы спим. С помощью близких мы пристроили три комнаты к тому деревянному дому, в котором жили до сих пор и в котором жить было не только невыносимо, но и опасно. Вот, слышите, как капает дождь? И Анано часто прислушивается к этому звуку. Каждый раз во время дождя мне приходится переводить её из её комнаты. С потолка течёт уже и в её комнате.
– Что бы Вы сказали нашим верным друзьям, подписчикам нашего Фонда?
Майя: Мне не нужны ни телефоны, ни техника, ни одежда. Куда нам ходить?! Мне нужны только продукты, медикаменты, памперсы и нормальная комната для Анано. Хочу, чтобы мы могли вовремя оплачивать коммунальные услуги. Хочу, чтобы у моей крошки всегда была тёплая еда и она могла слушать свою любимую музыку.
Мои сладкие и любимые люди! Умоляю Вас, помогите нам, спасите мне моё двенадцатилетнее создание, которое весит двенадцать килограммов, а то и мне не жить. Для меня солнце встаёт и заходит с Анано. Без неё моего завтра не существует!
Эта девочка должна выжить!
***
Я завершила интервью с разбитым сердцем. Старалась быть сдержанной и не давать волю эмоциям. Меня вновь не покидает та же мысль, что и в начале: как не повезло в жизни этой маленькой голубоглазой девочке! Но ей повезло хотя бы с бабушкой – ей её подарила судьба, такую теплую и любящую! И с нами! И с нами ей повезло, мои дорогие сотрудники Фонда, дорогие читатели! Потому что я знаю, что Вы не пропустите без реакции этот пост и обязательно постараетесь поддержать Анано – двенадцатикилограммовое счастье бабули!
Вы можете лично навестить их по адресу: Зугдидский муниципалитет, деревня Дарчели. Помните, Господь видит каждое Ваше доброе дело!
А если Вам тяжело на душе из-за бытовых проблем или нерешённых вопросов, отвлекитесь на секунду и посмотрите в «Фейсбуке» наши посты. А ещё лучше позвоните любому нашему бенефициару, и все Ваши проблемы Вам покажутся неважными в сравнении с теми, кому Вы открыли своё доброе сердце и пришли на помощь в самую трудную минуту его жизни.
Наши проблемы – ничто в сравнении! Вот оно – настоящее горе! Оно перед Вашими глазами! И возблагодарите Господа за то, что имеете. Вы – самый счастливый человек на свете! Помните это и помогайте нуждающимся.
Каждый раз, когда Вы можете помочь кому-то, просто сделайте это и радуйтесь тому, что Бог отвечает на чьи-то молитвы через Вас! Мы уверены, что вместе сможем согреть им сердце и вернуть веру в будущее.
Не забудьте сделать перепост нашей истории. Пусть о горе этой семьи узнают и Ваши друзья! Это очень важно!
Друзья, есть ещё одна просьба: если Вы знаете о несчастье соседа или знакомого, сделайте Богоугодное дело, напишите нам на электронный адрес: office-fsp@fsp.ge.
Счёт нашего Фонда:
#GE15TB7194336080100003
#GE42LB0115113036665000
#GE64BG0000000470458000.
(назначение: Анано Кадария)
Вы также можете перечислить деньги с нашего сайта.
Перечислить деньги можно и с терминалов TBCpay, ExpressPay. В разделе «Благотворительность» найдите наш Фонд (с дополнительными правами и обязанностями Фонда можете ознакомиться по ссылке https://goo.gl/GY2Gus).
Мы с Вами помогли уже тысячам обездоленных! Давайте же поддержим и эту семью! И кто знает, может, когда-то помощь незнакомых людей понадобится и нам самим! Жизнь ведь так непредсказуема!
У нас хорошая новость: теперь истории наших бенефициаров Вы можете прочитать в Instagram: https://www.instagram.com/chernovetskyi.fund/ и Telegram: https://t.me/ChernovetskyiFund.
А всего только один Ваш звонок по специальному телефону может спасти кому-то жизнь: 0901 200 270! Будьте благословенны!

Выберите сумму:
Способ оплаты:
Для пожертвований на территории Грузии
Для пожертвований со всего мира
Счета нашего Фонда:
GE15TB7194336080100003
GE42LB0115113036665000
GE64BG0000000470458000

Похожие проекты:

Главное меню

Как помочь როგორ დავეხმაროთ How to help How to help