Благотворительный Фонд Черновецкого

Пуля снайпера не убила!.. А отсутствие всего одной малюсенькой таблетки – может!

Знакомьтесь: Гия Беридзе (52 года) – на вид молодой, вполне здоровый мужчина… Но внешность обманчива. Его грудная клетка распилена пополам, и без лекарств его сердце не хочет работать. Один день без таблеток – это конец. Для человека, который готов был умереть ради нас и, сам того не ведая, спас сотни, а может, и тысячи жизней, это бесславный конец. Не так ли, друзья?
1 382,69 ₾
85
Благотворителей
собрано

Знакомьтесь: Гия Беридзе (52 года) – на вид молодой, вполне здоровый мужчина… Но внешность обманчива. Его грудная клетка распилена пополам, и без лекарств его сердце не хочет работать. Один день без таблеток – это конец. Для человека, который готов был умереть ради нас и, сам того не ведая, спас сотни, а может, и тысячи жизней, это бесславный конец. Не так ли, друзья?

Он сражался, голодал, ночевал на земле, подставлял грудь под пули ради того, чтобы у нас и у наших детей над головой было мирное, безоблачное небо… Он умудрился вернуться живым и как будто здоровым, но сердце… Оно подвело и отказалось жить дальше.

Горы трупов, свист снайперских пуль и приставленное ко лбу дуло пистолета… Не приведи Господь кому-то это видеть или, того хуже, испытать. А Гия Беридзе видел все это своими глазами. Не только видел, он был участником и выжил в этом аду на земле… А теперь смерть угрожает ему в мирное время здесь, прямо рядом с нами, друзья.


– Гия, в чём на данный момент заключается Ваша главная проблема?

Гия: В том, что я в любой момент могу умереть… Знаете, я много раз изо дня в день смотрел смерти в глаза. Мне не привыкать, но тогда моя жизнь зависела только от воли Божьей. А теперь я полностью зависим от лекарств, и поверьте, это страшнее, чем выстрел снайпера. Выстрел оставляет шансы выжить, и ты не ждёшь его каждую минуту. А тут… Когда очередная баночка лекарств заканчивается и я осознаю, что купить новую не на что, меня охватывает ужас, страх перед смертью. Да и больное сердце подводит: на нервной почве усиливается аритмия, и я попадаю в больницу.

– Выстрел снайпера? Вы воевали?

Гия: Я только начал работать в МВД, когда в Абхазии началась смута и меня отправили туда. Насмотрелся я там ужасов… Это была не война, когда войско идет против войска. Это был разбой, побоище, разгром… И непонятно было, кто воюет. Там было множество группировок и наёмников, все ходили почти в одинаковой форме: где враги, где свои – было не разобрать. Кровь рекой и горы трупов невинных людей… Я провёл там полтора года и, если рассказывать обо всем, думаю, наш с Вами разговор сильно затянется.


– Расскажите что-нибудь, Гия, пожалуйста…

Гия: Наши укрывались в маленьких деревнях, мы голодали, у нас не было даже воды… Умывались мы соком лимонов и апельсинов. Одна пожилая женщина приносила мне молоко в знак благодарности за то, что я спас её с мужем от смерти. На них напали силовики, а я спугнул их автоматной очередью. Но в один прекрасный день их все-таки убили. Когда я прибежал на крики, было уже поздно. Они оба были расстреляны в собственных кроватях, рты у них были открыты, а зубы вырваны… Вы понимаете, их расстреляли из-за золотых зубов!

А как-то прибежал ко мне мальчонка, рассказал, что видел людей, которые закладывали «какие-то круглые штуки» на посадочной полосе аэродрома в Сухуми.  Я знал, что прилетает самолёт, триста 18-летних новобранцев… Конечно же, я побежал туда. Видимо, злодеи торопились, мины не были прикрыты землёй, и их было всего шесть… Я не знал точное время посадки и начал потихоньку выкапывать их… Было страшно, я делал это впервые… Самолёт сел ровно через 20 минут, после того как я выкопал последнюю мину и смог вздохнуть с облегчением… Слава Богу, мальчик сообразил, что нужно сообщить своим, успел мне сказать… Эти мины унесли бы триста жизней ребят, которых на войну забрали со школьной скамьи…

– Вы подвергали свою собственную жизнь смертельной опасности!..

Гия: Я очень много раз избегал неминуемой смерти и благодарен Богу за это. Не раз пуля снайпера просвистела прямо над ухом. Один раз даже задело… Но это не страшно.

Двое суток я провел в плену, и не просто в плену. Вы знаете, что такое русская рулетка? Одна пуля в барабане револьвера, барабан крутят и приставляют ко лбу: выстрелит – не выстрелит. Так вот, за эти двое суток дуло было приставлено к моей голове раз пятьдесят. И револьвер не выстрелил! Ни разу!

– Господь Вас любит, Гия… Вы верующий человек? Во что Вы верите?

Гия: Я православный христианин. Несмотря на то, что в Советском Союзе запрещалось посещение храмов, я был крещён, и родители привили мне христианские обычаи. Мой отец даже был дважды арестован за посещение храма… Я знаю, что только Вера в Господа сохранила мне жизнь там, в лесах и полях Абхазии…

– А как вообще Вы оказались на войне?

Гия: С 1991 года я работал в МВД. Вообще я спортсмен, профессионально занимался боксом, мастер спорта, был членом сборной СССР… Вместе со сборной я посетил все республики бывшего Союза… Когда я был школьником, у меня не было ни минуты свободного времени. Я занимался грузинскими народными танцами и боксом, разрывался между тренировками… Вы, наверное, знаете, что грузинские танцы подразумевают серьёзную физическую подготовку. После школы пошёл работать в издательство, там работала моя мама, а отец мой был транспортным инженером, очень интеллигентным и образованным человеком. Мои родители сделали всё, чтобы воспитать меня достойно. Отец умер давно, а вот маму я потерял полтора года назад, это тоже стало для меня тяжёлым ударом. В 18 лет меня призвали на службу в армию, в спортивное подразделение, а потом… Потом вызвал к себе начальник КГБ. Тогда они искали спортсменов и предлагали им службу в милиции. Ох, как мне этого не хотелось… Но отказываться было нельзя. Так я стал оперативником. Потом война… Сначала беспорядки в Самачабло, а затем и в Абхазии. Больно вспоминать, на моих глазах погибло столько невинных людей…

– Гия, а что было после войны?

Гия: Где я только не работал… В охранной организации, на стройке, в охране Патаркацишвили до самой его гибели, на рынке, контролёром в автобусах, но оттуда я быстро уволился, не выдержал несправедливости. На моих глазах штрафовали стариков и 16-летних детей. Последней каплей стало то, что на моих глазах выписали штраф священнику! В 2011 году у меня случился инфаркт. Я почувствовал резкую боль. Спасибо соседям! Быстро вызвали скорую и сами на носилках снесли к машине… Я не терял сознания. Помню, как мчалась машина скорой помощи, а врачи переговаривались: «Не довезём…» Я так им благодарен, меня домчали до больницы за три минуты! Сердце отказало, был поставлен стент. Естественно, после этого мне противопоказаны нагрузки. Но я всё равно работал в охране в ночные смены, а днём тренировал детей… Надо же было как-то содержать семью…


– Вы женаты?

Гия: Сейчас я живу совершенно один, некому, как говорится, даже стакан воды подать. Моя первая супруга, Эка, скончалась от рака. Обнаружили болезнь на поздней стадии, врачи ничем не смогли помочь, за месяц её не стало… Ушла совсем молодой, в 45 лет. У нас взрослая дочь Мариам, ей 27 лет, и внук Деметре, ему 2 годика. Так получилось, что мы с ней редко общаемся, к сожалению. Она безработная, в разводе, пока живёт у подруги и ищет работу. Со второй супругой мы развелись 4 года назад, она не выдержала тяжести быта, отсутствия средств и ушла от меня. У нас сын Георгий, ему 14 лет. Он у меня замечательный… Занимается танцами и боксом, как и я в его возрасте. К сожалению, живёт далеко… Навещает меня только раз в месяц, помогает купить и донести продукты, иногда остаётся ночевать…

– Пожалуйста, расскажите Вашу историю любви.

Гия: С моей первой, ныне покойной супругой Экой мы до женитьбы виделись всего 2–3 раза. Я тогда работал в охране, а она – в банке. Нас отправили туда на вызов, так мы и познакомились… Поверьте, я умею ухаживать! Её рабочее место было просто завалено розами с неё саму ростом. У неё была очень строгая мама, никуда её не пускала, только дом – работа… Она сразу согласилась, когда я сделал ей предложение. Но, как говорится, когда нужда стучится в дверь, любовь выпрыгивает в окошко. Извините, я не хочу вдаваться в подробности…

– Вам совсем никто не помогает? К примеру, родственники?

Гия: Близких у меня нет, есть дальние родственники, с которыми мы даже не общаемся. Да знаете ли, у всех свои заботы. Всем сейчас несладко.

– Думали ли Вы когда-нибудь, что с Вами может случиться такая беда?

Гия: Посмотрите на меня, я спортсмен, военный. На вид совсем ещё молодой и крепкий мужчина. Глядя на меня, никто не заподозрит, что грудная клетка у меня распилена пополам и зашита проволокой. А сердце, оно ведь очень хитрая штука… Ты думаешь, что всё хорошо и ты в принципе здоров, что справился и все тревоги, ужасы, невзгоды позади. А оно раз – и перестаёт работать в один прекрасный момент, просто не справляется со всем тем, что ему пришлось пережить.

– Гия, на данный момент Ваше сердце работает благодаря механическому пейсмекеру. Когда Вам была сделана операция? И каковы последствия?

Гия: В прошлом году я почувствовал себя очень плохо, начал задыхаться и сам пошёл к врачу. Из клиники меня не отпустили. Сказали, что я в любой момент могу умереть. Провели множество обследований, вставили механический клапан, пластмассовую аорту, три шунта, но не смогли завести сердце, поэтому поставили механический пейсмекер. Это первая операция такого масштаба, проведённая в Закавказье. К счастью, прошла удачно, и я очень благодарен врачам. И представьте себе, всё это было полностью профинансировано государством…

– А лечение, медикаменты, которые на данный момент Вам жизненно необходимы? Государство не финансирует их?

Гия: Я социально незащищённый ветеран. Многое было профинансировано местным управлением, мэрией. Но я исчерпал все ресурсы. Мне сказали: «Исчерпан лимит». Мой лимит жизни? Ведь без этих лекарств я умру… Я не хочу показаться неблагодарным, власти действительно многое сделали для меня, к примеру, купили эту квартиру…

– Да? Расскажите, пожалуйста, при каких обстоятельствах Вы её получили?

Гия: Мы тогда жили в здании бывшей школы… Там укрылись многие социально незащищённые семьи, а по соседству, прямо в доме напротив, жила Саломе Зурабишвили, которая вот-вот должна была стать президентом. Нас расселили в целях безопасности. Мне дали эту квартирку, 23 квадратных метра, на окраине, но и на том спасибо, хоть свой угол есть. Я не жалуюсь, но единственная проблема – это отсутствие горячей воды. Колонка испортилась, а я с трудом нагреваю и отношу в ванную вёдра.


– А на что Вы сейчас живёте, какой у Вас доход?

Гия: Пенсия – 120 лари плюс 22 лари как ветеран, ну и ещё социальное пособие. В сумме 200 лари.

– И на что же Вам хватает этого?

Гия: Зимой не хватает даже на оплату коммунальных… На картошку и на полуфабрикаты. Больше ни на что. А лекарства обходятся 400–500 лари в месяц.

– Какая конкретно помощь Вам требуется в данный момент?

Гия: Лекарства. Лекарства и обследование. Это не для здоровья и не для лечения. Это чтобы жить! Я могу отказаться от еды, но лекарства мне нужны как воздух! Я так не хочу умирать…

Ну и если бы Вы могли помочь решить проблему с горячей водой, было бы просто замечательно. Колонка испорчена, а я не могу таскать вёдра с нагретой на газе водой.

– Верите ли Вы в доброту посторонних людей?

Гия: Конечно. Именно поэтому я и решил обратиться к Вам. Ваш Фонд – яркий тому пример. Именно благодаря Вам совершенно посторонние люди узнают друг о друге и получают возможность прийти на помощь. Понимаете, я ведь совсем один. Сын далеко, иногда не с кем даже словом перемолвиться…

– Какая Ваша самая большая мечта?

Гия: Моя мечта – увидеть сына взрослым и понянчить его детей… Больше я ничего не хочу. Он совсем ещё ребёнок. Я не хочу уйти, не убедившись в том, что он крепко встал на ноги и нашёл свой путь в жизни. Больше я ни о чем не мечтаю…

  ***

Друзья, перед Вами человек, который, рискуя собственной жизнью, воевал за Родину, за нашу с Вами спокойную безоблачную жизнь. Он был готов отдать её за нас. А теперь он просит о помощи, просит дать ему возможность ещё пожить на этом свете и поставить сына на ноги.

Гия Беридзе – настоящий герой, он действительно заслуживает участия и помощи. Ведь он, не задумываясь, подставлял грудь под пули. А теперь все мы просто обязаны объединиться и сохранить ему жизнь.

Гия нуждается в лекарствах, они ему жизненно необходимы. Без них он моментально умрёт! А ведь он так жаждет поставить на ноги сына и порадоваться внукам. Согласитесь, он это заслужил!

А ещё позвоните ему, подбодрите и вселите надежду в завтрашний день. Тел.: 599 91 48 08.

Или навестите по адресу: г. Тбилиси, Африка, улица Б.Чичинадзе, 12, кв.51.

И обязательно сделайте перепост нашего поста. Пусть о горе Гии Беридзе узнают и Ваши друзья! Это очень важно!

Бог дарит нам возможность позаботиться о людях, которые не способны это сделать сами. Несчастные люди даны нам свыше, чтобы мы могли доказать свою веру Всевышнему не на словах, а на деле!

Друзья, есть ещё одна просьба: если Вы знаете о несчастье соседа или знакомого, сделайте Богоугодное дело, напишите нам на электронный адрес: office-fsp@fsp.ge

Счёт нашего Фонда:

#GE15TB7194336080100003

#GE42LB0115113036665000

#GE64BG0000000470458000

(назначение: Гия Беридзе).

Вы также можете перечислить деньги с нашего сайта.

Перечислить деньги можно и с терминалов NovaTechnology, TBCpay, ExpressPay. В разделе «Благотворительность» найдите наш Фонд (с дополнительными правами и обязанностями Фонда можете ознакомиться по ссылке https://goo.gl/GY2Gus).

Мы с Вами помогли уже многим обездоленным! Давайте же поддержим и Гию, ведь от несчастливой судьбы никто не застрахован! И кто знает, может, когда-то помощь незнакомых людей понадобится и нам самим!

Один звонок спасёт жизнь: 0901 200 270.

Похожие проекты: