Благотворительный Фонд Черновецкого

К нам бегают только крысы, людям мы не нужны

page info icon
24 февраля 2022 г.
page info icon
1697
Ужас творится в семье Кравченко! Атрофия и глаукома отняли зрение у Кобы, отца семейства. Ирина, его жена, потеряла двух младенцев и с тех пор всё время горюет о них. Но главная боль родителей – двое взрослых деток, которые страдают от церебрального паралича! У 20-летней Дианы кроме паралича ещё и аутизм. Ходит она с трудом. Были сделаны две операции на ногах, и нужна ещё третья. У брата Дианы, 13-летнего Игоря, всё гораздо хуже. Он даже не ходит. Целиком зависит от мамы и папы.
Счета нашего Фонда:
GE15TB7194336080100003
GE42LB0115113036665000
GE64BG0000000470458000
собрано:
4 203 ₾
( 272 Благотворителей )
Выберите сумму:
Способ оплаты:

Для возможности совершения регулярных платежей Вход или Зарегистрироваться.

Для пожертвований на территории Грузии
Для пожертвований со всего мира

К нам бегают только крысы, людям мы не нужны


СДЕЛАЙ СРАЗУ РЕПОСТ, ДОБРЫЙ ЧЕЛОВЕК! ПОМОГИ И СВОИМ ДРУЗЬЯМ ПРИБЛИЗИТЬСЯ К БОГОУГОДНОМУ ДЕЛУ!


«Каменный пол ужасно холодный, а у нас из обуви только шлёпанцы»


Господи, неужели такое количество несчастий может достаться одной семье?! Неужели после этого кто-то может равнодушно пройти мимо, не приняв близко к сердцу горе этих людей?!

Ужас творится в семье Кравченко! Атрофия и глаукома отняли зрение у Кобы, отца семейства. Ирина, его жена, потеряла двух младенцев и с тех пор всё время горюет о них. Но главная боль родителей – двое взрослых деток, которые страдают от церебрального паралича! У 20-летней Дианы кроме паралича ещё и аутизм. Ходит она с трудом. Были сделаны две операции на ногах, и нужна ещё третья. У брата Дианы, 13-летнего Игоря, всё гораздо хуже. Он даже не ходит. Целиком зависит от мамы и папы.

Но родители им не помощники. Их самих надо спасать. Они не знают, как достать памперсы, лекарства, еду, одежду, деньги на дорогу, чтобы отвезти Игоря на массаж. Они только плачут от бессилия, потому что ничего больше не могут.

Хибарку им отдала родственница, а то бы их быстро доконала улица – потерялись бы без следа и погибли. Две страшные, первобытные комнаты без всего – это и спальня, и гостиная, и кухня, и ванная. Вместо техники – испорченный телевизор, а вышедшая из строя газовая плита – вместо комода. Рядом с дровяной печкой, на которой готовят обед, если он есть, стоят пластмассовые тазы для купания. А если пойдёт дождь или снег, то эти же тазы служат для потоков, которые льются с крыши! С их крышей это всё равно что на улице. Кругом в стенах десятки дыр и щелей. Мыши и тараканы посещают несчастную семью чаще, чем люди.


С Дианой и Игорем никто не общается. Даже близко не подходят. Они сами себе друзья


Коба, Ваша нищета бросается в глаза настолько, что даже не нужно задавать вопросы. Но я все-таки спрошу, как Вы оказались в таком положении? Расскажите нам о Вашем несчастье.

Коба (отец Дианы и Игоря): Вы точно заметили. Не то что люди, крысы сочувствуют, когда уходят ни с чем из нашего дома. Даже крошек не находят, чтобы поесть. Мы их очень боимся, моя жена не спит по ночам, чтобы голодные грызуны не покусали наших больных детей. Наша жизнь была очень тяжёлой. Можно сказать, что хорошо мы не жили никогда. Вечно проблемы, болезни, смерть, несчастье… У меня и моей жены ужасным было даже детство. А теперь в ужасном положении мои дети. Видите, в каком состоянии этот маленький, тёплый и сладкий мальчик?.. Он не может даже ходить.


«Мой Игорёк – самый лучший мальчик на свете. Ты мой Ангел, сынок»


Ему нужны массажи, медикаменты, памперсы. Мы сделали ему несколько массажей. Моя жена собирает то бутылки, то металлолом, только так мы можем достать деньги на дорогу. Государство платит за эти массажи, но добираться надо самим.

Ирина сама в тяжелейшем состоянии, ей нельзя нагрузки. В общем, в нашей семье уход нужен всем. До того, как я ослеп, работал грузчиком на стройке. Но случилось несчастье. Мне на голову упала железка, и я долго пролежал в больнице. Из-за этого я даже пропал, не общался со своими. Не хотел лечь грузом на плечи и без того несчастной семьи. Но жена нашла меня и вернула. А теперь я не вижу… Вот, смотрю на лампочку и вижу только какой-то мигающий свет. Проблемы, болезни, уже не знаю, о чём рассказывать… (У Кобы текут слёзы.)


Испорченная газовая плита служит мебелью


«Вот так мы латаем потолок. Но до каких пор? Во время дождя по дому можно ходить только с зонтиком…»


Домом эту хибарку можно назвать только условно. Она ни от чего не защищает


Ирина, какой диагноз у детей?

Ирина (мать Игоря и Дианы): У Дианочки церебральный паралич и аутизм, а у Игоря – церебральный паралич в тяжёлой форме. Когда мы привезли Диану из роддома, она казалась нормальным ребёнком, но потом мы заметили проблемы, и ей поставили этот диагноз. Вначале она ходила на цыпочках, как балерина, а потом ей стало совсем трудно ходить. Мы сделали ей две операции, вроде стало лучше. Но она всё равно ходит с трудом. Срочно нужна третья операция. Конечно, у нас нет денег на неё.

Какую пользу принесут такие бедные и больные родители, как мы? Как я несчастна, когда смотрю на своих детей и не могу им помочь! (Плачет.) Государство не финансирует, потому что Диана уже совершеннолетняя. А Игорь, видите, не может даже говорить. (Снова плачет.) Вы не знаете о моем несчастье, я потеряла двоих детей: одного, трёхмесячного, 21 год назад, а второго, семимесячного, недавно. Мне тяжело про это говорить…

(Чтобы как-то утешить Ирину, беру её за руку.)

Коба, Вы сказали, что у Вас было тяжёлое детство. Что Вы имели в виду?

Коба: И я, и моя жена росли в несчастных семьях. Тут в Зугдиди есть бараки, раньше они относились к службе очистки. И мы жили там. Родители сильно пили. С тех пор я и моя жена терпеть не можем пьющих людей. В этом посёлке была такая ситуация, что любой нормальный подросток захотел бы убежать и спастись… Представьте, самые лучшие наши воспоминания про интернат. Лучше всего мы чувствовали себя с воспитателями, а не дома. Наше образование – 4–5 классов, вот так. Остальному научила жизнь, родители ничего не смогли дать. Когда Ирина выросла (я старше её на 5 лет), мы вместе решили избавиться от этого ужаса и поженились.

Но лучше мы не зажили, проблемы и несчастья прилеплены к нам. В Грузии так сложно начинать с нуля. Ещё у нас нет образования. Что могли сделать такие неудачливые люди, как мы?!


«Как я ещё не сошла с ума после стольких несчастий?..»


  – У Вас есть родственники, они Вам чем-то помогают?

Ирина: Нет, какие родственники, кому я нужна. Мне никто не помогает. У Кобы есть двоюродная сестра, которую он считает родной. Она очень хороший человек. Мы ей очень благодарны – уступила нам этот дом. А то бы мы остались на улице. Вот и всё.

Коба: Я из многодетной семьи, но у меня почти никого не осталось… У меня с детства на душе большая боль. Мои маленькие брат и сестра попали в аварию. Они переходили дорогу…  Это была вина водителя – погубил двоих детей… Сколько всего я могу вспомнить, Господи. Если расскажу, Вам на сердце будет тяжело. Но ничего хорошего не могу вспомнить…

Ирина: И я… Я похоронила двух своих Ангелочков. Что со мной может случиться ещё хуже? Но у меня ещё есть дети, и надо жить ради них. Мы стараемся взять себя в руки, не показывать Диане и Игорю хмурые лица. Они настолько беспомощные, им нужна наша помощь… (Плачет.)

А Вы верите в Бога и в незнакомых добрых людей, которые творят добро бескорыстно?

Коба: Нас спасёт только вера в Господа. Я верю! (Вынимает из-под майки крест и целует.) И в чудеса я верю, которые творит Бог. Я расскажу одну историю. Нам один раз подарили двух маленьких утят. Нам было трудно их кормить, но мы выкручивались, давали им объедки, которые находили на помойке. Был холодный вечер, у нас не было даже хлеба. И мы, и дети были голодны. В это время нас позвал сосед и дал чёрствого хлеба – покормить утят. Мы так обрадовались! Какие утята?! Мы накормили детей…


«Что от Вас скрывать – вот наш обед на сегодня…»


Ирина: Как я могу не верить в человеческую доброту? Есть ещё одна милосердная женщина – Саломе Пацация. Она помогает нам, когда может. То продукты даёт, то одежду. Если бы не она, дети бы ходили босыми и голыми.

Почему Вы обратились именно в наш Фонд?

Ирина: Я много хорошего слышала о Вашем Фонде. Я Вам верю, Вы можете нас защитить. У Вас много хороших друзей. Я надеюсь на помощь таких незнакомых людей. Пусть Господь благословит тех, кто помогает бедным и несчастным. Иногда даже скрытно. Помогите мне найти новых друзей. Хочу, чтобы они пришли к нам в гости. Я открою своё сердце. Я не загружу Вас своей печалью и горем, обещаю, просто мне нужна поддержка. Хоть бы я тоже могла помогать другим.

Что Вам нужно в дом, о чём постоянно беспокоитесь?

Коба: Медикаменты, памперсы для Игорька, одежда. У Дианы нет обуви, она босая. Как мне стыдно, но я должен это сказать: разве есть что-то, что у нас есть?

Ирина: У нас нет ни телевизора, ни газовой плиты, ни холодильника, ни стиральной машины, ни того, что можно положить в холодильник. (Пытается пошутить.) Дианочке нужен мобильный телефон, чтобы она могла хоть что-то новое узнать. Она ходила в школу всего шесть лет.


«Мама, никуда не уходи». На вопросы Диана отвечала, прижавшись к маме


Можно я сама её спрошу?

Ирина: Конечно! Диана, скажи тёте.

Диана, что ты хочешь получить в подарок от нас?

Диана: Карандаши, листики. Ещё эти…

Фломастеры? Краски?

Диана: Да. Очень хочу.


Рисунок 20-летней Дианы


Друзей у Дианы нет, только нарисованные


А ещё?

Диана: Телефон. (Посылает мне воздушный поцелуй.)


Для папы и мамы Диана – лучшая художница


Коба: Дианочка любит рисовать. Запирается и всё время рисует. Это не каляки-маляки. У доченьки свой мир. У детей с аутизмом так. Они всё по-своему видят. Я не вижу, что она рисует. Но знаю, что моя доченька красиво рисует. Моя ласточка.

Мне очень нравятся твои рисунки, Диана.

(Молчит, смотрит на папу.)

Коба, местные власти Вам чем-то помогают?

Коба: Да. Сыну раз в месяц дают 200 лари, как несовершеннолетнему, больному церебральным параличом. А дочка уже не получает эту помощь, потому что совершеннолетняя. Если бы Вы знали, как мы всегда ждём эти деньги. Нам дают 25 лари на дрова.  Это малость, но и за это спасибо, лучше, чем ничего. Конечно, дров нам нужно больше. Печкой мы и греемся, и еду там готовим.


Последний запас дров закончился, придётся терпеть холод


Ирина, обратитесь к людям, которые прочтут этот пост и захотят Вам помочь.

Ирина: Спасите меня, братья и сёстры! Примите близко к сердцу наши несчастья. Помогите моим деткам, не оставляйте их голодными и холодными. Христом Богом Вас прошу! Я очень люблю Вас и очень на Вас надеюсь! Спасибо, что Вы читаете и помогаете настрадавшимся людям.

  ***

Друзья, после этой истории сердце плачет! Страдания и несчастья идут за Кобой и Ириной по пятам. Ни один их день не обходится без слёз и боли. Поблагодарите Господа за то, что Ваша жизнь складывается не так трагично, цените и радуйтесь тому, что у Вас есть. И давайте поможем этой семье, силы которой ослабли. Залечим их душевные раны заботой и любовью. В их измученных сердцах осталась одна надежда на нас.

Вы можете сами посетить их и оказать посильную помощь по адресу: город Зугдиди, ул. Давида Джикия, Второй переулок, дом 6 (за церковью).

Каждый раз, когда Вы можете помочь кому-то, просто сделайте это и радуйтесь тому, что Бог отвечает на чьи-то молитвы через Вас!

Давайте же проявим милосердие и докажем, что чудеса случаются и что у них может быть тепло, уют и много еды! Они верят в нас. Не подведите их. Покажите, какие добрые люди живут в Грузии!

Мы уверены, что вместе мы сможем подарить им незабываемые впечатления!

Не забудьте сделать перепост нашей истории. Пусть о горе этой семьи узнают и Ваши друзья! Это очень важно!

Друзья, есть ещё одна просьба: если Вы знаете о несчастье соседа или знакомого, сделайте Богоугодное дело, напишите нам на электронный адрес: office-fsp@fsp.ge.

Счёт нашего Фонда:

#GE15TB7194336080100003

#GE42LB0115113036665000

#GE64BG0000000470458000

(назначение: Ирина Кравченко).

Вы также можете перечислить деньги с нашего сайта.

Перечислить деньги можно и с терминалов TBCpay, ExpressPay. В разделе «Благотворительность» найдите наш Фонд (с дополнительными правами и обязанностями Фонда можете ознакомиться по ссылке https://goo.gl/GY2Gus).

Мы с Вами помогли уже тысячам обездоленных! Давайте же поддержим и эту семью! И кто знает, может, когда-то помощь незнакомых людей понадобится и нам самим! Жизнь ведь так непредсказуема!

У нас хорошая новость: теперь истории наших бенефициаров Вы можете прочитать в Instagram: https://www.instagram.com/chernovetskyi.fund/ и Telegram: https://t.me/ChernovetskyiFund.

А всего только один Ваш звонок по специальному телефону может спасти кому-то жизнь: 0901 200 270! Будьте благословенны!


Выберите сумму:
Способ оплаты:

Для возможности совершения регулярных платежей Вход или Зарегистрироваться.

Для пожертвований на территории Грузии
Для пожертвований со всего мира
Счета нашего Фонда:
GE15TB7194336080100003
GE42LB0115113036665000
GE64BG0000000470458000

Похожие проекты: