Наша жизнь застыла в этом несчастье! - Проекты - Фонд Черновецкого

Благотворительный Фонд Черновецкого

Главное меню

Наша жизнь застыла в этом несчастье!

page info icon
8 сентября 2022 г.
page info icon
1830
Мой единственный сын уже тридцать лет находится в таком невыносимом состоянии. Вы понимаете мою боль и мою беспомощность? Нет, не понимаете, и я молю Бога, чтобы никто из Вас никогда не узнал, не познал это горе! Смотреть на мучения сына на протяжении тридцати лет – это… это… это самый тяжёлый приговор, тяжкий крест, который мне нести одной уже очень трудно. Поэтому я хочу, чтобы и Вы услышали мою мольбу. И говорить об этом вслух так же тяжко, как само это страдание. Но, если я сейчас не выскажусь, если Вы мне не поможете, не поддержите, мы погибнем…» – госпожа Лали Коплатадзе не может сдержать слёзы, рассказывая нам о своей беде.
Счета нашего Фонда:
GE15TB7194336080100003
GE42LB0115113036665000
GE64BG0000000470458000
собрано:
2 103,99 ₾
( 137 Благотворителей )
Выберите сумму:
Способ оплаты:
Для пожертвований на территории Грузии
Для пожертвований со всего мира

Наша жизнь застыла в этом несчастье!

СДЕЛАЙ СРАЗУ РЕПОСТ, ДОБРЫЙ ЧЕЛОВЕК! ПОМОГИ И СВОИМ ДРУЗЬЯМ ПРИБЛИЗИТЬСЯ К БОГОУГОДНОМУ ДЕЛУ!
«Он не может позвать меня «мама», поэтому я читаю в его взгляде это заветное слово!»
Мой единственный сын уже тридцать лет находится в таком невыносимом состоянии. Вы понимаете мою боль и мою беспомощность? Нет, не понимаете, и я молю Бога, чтобы никто из Вас никогда не узнал, не познал это горе! Смотреть на мучения сына на протяжении тридцати лет – это… это… это самый тяжёлый приговор, тяжкий крест, который мне нести одной уже очень трудно. Поэтому я хочу, чтобы и Вы услышали мою мольбу. И говорить об этом вслух так же тяжко, как само это страдание. Но, если я сейчас не выскажусь, если Вы мне не поможете, не поддержите, мы погибнем…» – госпожа Лали Коплатадзе не может сдержать слёзы, рассказывая нам о своей беде.
Да, беде. А как иначе назвать жизнь беспомощного, почти бессознательного, прикованного к кровати сына, которому исполнилось уже 32 года, а он даже не может позвать мать? Не может даже от души улыбнуться. Его глаза смотрят в бесконечное пространство, будто там ищут спасения. Только мама приходит успокоить и унять невыносимые боли.
Лали тяжело далась беседа с нами. Но выхода не было, и мы всё-таки записали интервью. А как иначе, мы могли бы донесли до Вас эту историю?!
 «Он такой худой, что можно пересчитать кости»
– Лали, расскажите нам о состоянии Мамуки.
Лали (64 года): Моему Мамуке тридцать два года, из которых почти тридцать лет он находится в таком состоянии: не может сидеть, ходить, говорить. Даже перевернуться на другой бок сам не может. О том, чтобы кушать самостоятельно, нет даже речи. У него атрофия коры головного мозга, проблемы с лёгкими, позвоночником, желудком, кишечником, глоткой, зубами. Разве что-то осталось, что не беспокоит его? 
В таком состоянии, когда организм прекратил развиваться в два с половиной года, ему трудно бороться за жизнь. В день три раза, а то и больше у него случаются эпилептические припадки. Я должна постоянно находиться рядом с ним. Никому не могу его доверить. Он ведь мой единственный сын! Каким бы он ни был, он мне дороже всех на свете. Не перенесу, если с ним что-то случится. Господи, даже представлять не хочу… (Плачет.)
«Это мой единственный сын, и он мне дороже жизни!»
– Лали, у Мамуки эти болезни ведь не с рождения? Расскажите, как он заболел?
Лали: Я родила Мамуку не в самом юном возрасте. Мы долго ждали его появления. Он был очень, очень желанным ребёнком. Родился очень здоровым: вес – 4,2 килограмма, рост – 51 сантиметр.
Он хорошо развивался до двух с половиной лет, даже опережал сверстников как в физическом, так и в умственном развитии. Маленький Мамука был очень умным и красивым ребёнком. Я говорю так не потому, что он мой сын. Он очень любил слушать разные истории. Не засыпал, не послушав сказку или рассказ Нодара Думбадзе.
«Кто мог тогда подумать, какие страдания ожидают моего мальчика?!»
У Мамуки хорошо была развита зрительная память. Однажды он подошёл к дедушке и показал пальчиком на сказку: «Вот, эту почитай». Дедушка был слепым, не видел, что показывал ему малыш, поэтому начал рассказывать совершенно другую историю, будто читал. А Мамука рассердился и сказал дедушке, что обманывать детей нельзя, что обманщики плохие. Господи, как мы тогда были счастливы! Пока то жестокое утро проклятого 5 ноября всё не перевернуло…
Меня разбудило непривычное волнение Мамуки. Ребёнок несколько раз странно повернул голову и застыл на подушке. Тогда я ничего не знала о судорогах. Оказывается, это были они… Мы вызвали скорую и помчались в больницу. Всё это происходило в 90-е, когда ничего нормально не работало. Нас переадресовали в другую клинику, потом в третью. И вот так в догадках и сомнениях положение Мамуки становилось всё тяжелее.
У него была остановка сердца, когда мы ехали в машине скорой помощи. И в клинике была остановка сердца. Господи, какой это был ужас… Даже вспоминать тяжело. Потом мы жили в больнице целых шесть месяцев. Мой мальчик был подключён к аппарату искусственной вентиляции. Потихоньку положение улучшилось в том плане, что угрозы жизни не было. Эх, и это тоже было незавидное положение.
«Трудно, когда он не может сказать, чего хочет. Но я сама догадываюсь, ведь мать с сыном связаны невидимыми нитями»
– Что выяснили? Какой ему был поставлен диагноз?
Лали: Он перенёс туберкулёзный менингоэнцефалит так, что мы даже не поняли. У него не было ни температуры, ничего такого, чтобы указывало бы на приближающуюся опасность. Потом начала разрушаться кора головного мозга. Ребёнок перестал развиваться. Нас выписали из больницы. С тех пор мы частые гости больниц. Наверное, из этих 30 лет половину мы провели в их стенах. Но что поделать? Главное, чтобы мой Мамука жил.
«Мама любит тебя больше всех!»
– Наверно, муж и родные поддерживали Вас?
Лали: Муж не выдержал такого горя и скончался через два года. А вскоре мама и старший брат. Вот так, одно к одному. Как говорят, беда не приходит одна. Мой отец был слепым, но всё равно помогал мне по-своему. Потом и он нас покинул. Остался младший брат, но и он болен, дважды перенёс туберкулез, очень ослаб. В общем, никого у меня нет. И я уже не молода – мне 64 года, пенсионерка. Меня беспокоит давление, зоб, но о себе я не думаю. Зачем я вообще об этом говорю?! Слава Богу, что я ещё жива, и мой сын может на меня надеяться. Ведь если со мной что-то случится, кто позаботится о Мамуке? Придёт конец и моему мальчику…
 «Кто, кроме меня, станет носить на руках моего сына?»
– Лали, такому тяжёлому больному нужно много всего: обследования, медикаменты, памперсы, особое питание. Вы не можете работать. Как Вы умудряетесь существовать?
Лали: Эх, это даже существованием не назовёшь. Наш доход – это моя пенсия, пенсия Мамуки по инвалидности и социальное пособие. Как нам должно хватить этой суммы при сегодняшних ценах? Мы пользуемся социальной столовой. Я могу обойтись тем, что там дают. Но Мамука? Ему не рекомендована эта еда. Поэтому стараюсь как-то «облагородить» обед, принесённый оттуда. Но и такая возможность есть не всегда.
«Ему нравится кушать, и лицо у него светится. Но глотать ему трудно…»
Если говорить коротко, нам очень тяжело. До слёз тяжело. Для женщины моего возраста это самая тяжкая жизнь, какую я только могла себе представить…
«По одной картофелине на завтрак, на обед и на ужин»
Раньше, когда Мамука был младше и не было столько болячек, я работала. Так или иначе справлялись. Но со временем всё ухудшилось… Потом я потеряла работу и квартиру.
– Как, эта квартира не Ваша?
Лали: В залоге у частного лица. Я стала жертвой мошенничества. Представьте, каким нужно быть человеком, чтобы сделать это с такой матерью, как я? Бессердечным!
Человек близкий, не хочу об этом говорить… Всё равно у него нет чувства стыда! Так вот, в один «прекрасный» день нас, наверное, отсюда выселят. Не хочу думать, что с нами будет под открытым небом… Куда нам идти?
«Крыша протекает, но скоро, возможно, вообще останемся под открытым небом»
– А местные власти чем-то Вам помогают?
Лали: Нам дважды профинансировали медикаменты, и один раз мы получили материальную помощь в размере двухсот лари. Вот и всё. Согласитесь, что это мизер, но лучше, чем ничего! Пока могла, ни у кого помощи не просила – ни у государства, ни у людей. Трудилась и мучилась ради своего сына. Это долг каждой матери. Но я уже в возрасте, уже не могу так, физически и духовно мне тяжело. Ухудшение положения Мамуки меня сломало. 
Состояние моего сына ухудшалось постепенно: сначала у него появились пролежни, пошла инфекция, потом стало трудно глотать, начались проблемы с желудком. Потом проявились заболевания лёгких. И ковид мы перенесли. Ковид окончательно осложнил его состояние. Вот, видите аппарат для удаления мокроты? Мы им пользуемся несколько раз в день.
 «Нам приходится проводить эту процедуру несколько раз в день»
Кислородный аппарат нам профинансировало государство. Без него Мамука до сих пор не дожил бы. Вот так нам тяжело живётся изо дня в день! Лекарства, аппараты, процедуры и… больницы! За последний период времени у нас прибавилось ещё две больших проблемы. Позвоночник изогнулся в левую сторону, и стало совершенно невозможно перевернуть ребёнка (она всегда так его называет. – Ред.) на правую сторону. Я знаю, это очень опасно. Не могу отвести его на обследования: нет никакой возможности!
«К нашим бесчисленным проблемам добавилось искривление позвоночника»
А вторая проблема – это проблема с зубами. Он плачет, кричит, не может успокоиться. О Господи, какой это ужас – зубная боль! Наверное, для такого больного это ещё ужаснее. Удаление зубов у него сопряжено с определёнными сложностями. Он может этого не перенести. Мне очень страшно думать об этом. Мне вообще страшно думать о завтрашнем дне. Настанет ли он для нас?
– Вы сильная женщина и мать-героиня, Лали. Вы должны крепиться и быть еще сильнее.
Лали: Наверное, каждому из нас нужно нести свой крест. На всё воля Божья. Но сейчас я чувствую себя такой беспомощной, мне так одиноко, нет никакой опоры. Не могу смотреть вперёд. Не хочу увидеть что-то, что будет ещё страшнее…
«Не бойся, мой мальчик, мама всегда будет с тобой!»  
***
Хотелось ещё как-то подбодрить эту отважную женщину, сказать множество утешительных слов, но решили, что наши общие добрые дела скажут всё лучше нас. Дорогие наши читатели! Давайте протянем руку доброты ещё одному человеку и станем его Ангелом-хранителем в самые тяжёлые минуты.
Вы можете посетить семью Коплатадзе по адресу: Тбилиси, проспект Монаха Габриэля Салоса, Пятый переулок, шестой корпус, квартира 70.
А если Вам тяжело на душе из-за бытовых проблем или нерешённых вопросов, отвлекитесь на секунду и посмотрите в «Фейсбуке» наши посты. А ещё лучше позвоните любому нашему бенефициару, и все Ваши проблемы Вам покажутся неважными в сравнении с теми, кому Вы пришли на помощь в самую трудную минуту его жизни.
Наши проблемы – ничто в сравнении! Вот оно – настоящее горе! Оно перед Вашими глазами! И возблагодарите Господа за то, что имеете. Вы – самый счастливый человек на свете! Помните это и помогайте нуждающимся!
Каждый раз, когда Вы можете помочь кому-то, просто сделайте это и радуйтесь тому, что Бог отвечает на чьи-то молитвы через Вас! Мы верим, что вместе мы сможем согреть их сердца и вернуть веру в будущее!
Не забудьте сделать перепост нашей истории. Пусть о горе этой семьи узнают и Ваши друзья! Это очень важно!
Друзья, есть ещё одна просьба: если Вы знаете о несчастье соседа или знакомого, сделайте Богоугодное дело, напишите нам на электронный адрес: office-fsp@fsp.ge.
Счёт нашего Фонда:
#GE15TB7194336080100003
#GE42LB0115113036665000
#GE64BG0000000470458000
(назначение: семья Коплатадзе)
Вы также можете перечислить деньги с нашего сайта.
Перечислить деньги можно и с терминалов TBCpay и ExpressPay. В разделе «Благотворительность» найдите наш Фонд (с дополнительными правами и обязанностями Фонда можете ознакомиться по ссылке https://goo.gl/GY2Gus).
Мы с Вами помогли уже тысячам обездоленных! Давайте же поддержим и эту семью! И кто знает, может, когда-то помощь незнакомых людей понадобится и нам самим! Жизнь ведь так непредсказуема!
У нас хорошая новость! Теперь истории наших бенефициаров Вы можете прочитать в Instagram: https://www.instagram.com/chernovetskyi.fund/ и Telegram: https://t.me/ChernovetskyiFund.
Всего только один Ваш звонок по специальному телефону может спасти кому-то жизнь: 0901 200 270! Будьте благословенны!

Выберите сумму:
Способ оплаты:
Для пожертвований на территории Грузии
Для пожертвований со всего мира
Счета нашего Фонда:
GE15TB7194336080100003
GE42LB0115113036665000
GE64BG0000000470458000

Похожие проекты:

Главное меню

Как помочь როგორ დავეხმაროთ How to help How to help